Горячие точки мира 2018: горячие точки 2018 года — РБК

Содержание

Названы главные «горячие точки» 2021 года

МОСКВА, 4 янв — ПРАЙМ.  В 2021 году в Нагорном Карабахе, Донбассе и Сирии продолжатся военные конфликты. Также они могут произойти в Белоруссии, на Курилах и в Северном морском коридоре. Об этом пишет «Комсомольская правда» со ссылкой на прогноз военного эксперта Алексея Леонкова.

Нагорный Карабах

Эксперт считает, что конфликт Армении и Азербайджана в Нагорном Карабахе, случившийся осенью 2020 года, может скрытно продолжаться в 2021 году. Его можно было бы считать законченным, если бы стороны были удовлетворены итогами столкновения.

«Я думаю, некая партизанская война на бывших армянских территориях будет продолжаться весь 2021 год. В зимнее время интенсивность будет слабая. Но к тому времени, когда появится „зеленка», такие темы будут возникать почаще», — отмечает Леонков. По его мнению, решение конфликта будет зависеть, в том числе, от действий российских миротворцев. А Турция в регионе будет отстаивать интересы Великобритании.

Донбасс

Здесь военный эксперт ожидает, что после конфликта в Карабахе, Турция и Украина попытаются провести операцию в Донбассе из-за полуострова Крым. «[Президент Турции Реджеп] Эрдоган засматривается на Крым и попытается спровоцировать операцию в Донбассе, которая могла бы стать прологом к созданию точки напряженности вокруг российского полуострова», — считает Леонков. По его словам, боевую авиацию в конфликте могут заменить беспилотники.

Восточная Европа

Эксперт предрекает, что присутствие российских миротворцев в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике может стать причиной конфликта в регионе. При этом Леонков опирается на доклад Rand Corporation 2019 года, который посвящен «сдерживанию и противодействию России». По его словам, в документе фигурируют Южный Кавказ, Приднестровье, Средняя Азия.

Белоруссия

«Проникновение диверсионных групп, которые подготовлены на территории Украины, для совершения актов на территории Белоруссии — это самый вероятный сценарий дальнейшего противодействия», — так оценивает Леонков ситуацию в республике. Помимо этого, военный эксперт ожидает действия смертников в Белоруссии.

Северный морской путь

Леонков говорит, что, скорее всего, в 2021 году страны НАТО и США попытаются разыграть арктическую карту. Попытки провокаций могут произойти, например, в Беринговом проливе, где США собирается усиливать авиационную группу.

Курильские острова

Курильские острова превращаются в укрепленный район, замечает военный эксперт. В водах ожидаются провокации, в том числе, с участием японских рыбаков, считает Леонков. «Японцы сейчас не просто бьют тревогу, что Курилы начали обрастать не только формальным понятием границы или законным понятием границы, но еще к этому понятию добавляется военная составляющая», — добавил он.  

Сирия

В отношении Сирии Леонков уверен, что там продолжатся военные действия. «Это будет происходить из-за того, что анклавы Идлиб и Заевфратье не присоединились к территории страны», подчеркивает он. Военный эксперт ожидает отдельные стычки и попытки захвата стратегических районов.

Война идет не только на Донбассе: 10 конфликтов, за которыми следит мир в 2020 году — новости Украины, Происшествия

На Мюнхенской конференции по безопасности представили план «Двенадцати шагов» урегулирования войны на Донбассе. Группа высокопоставленных американских дипломатов сразу же ответила на этот документ, правильно расставив акценты. Они заявили, что за этим планом стоит Россия, продолжающая навязывать свою повестку дня по Украине, в этот раз привлекая под свои знамена ряд европейских организаций. 

В это же время на Донбассе — снова эскалация военных действий, которые спонсирует тот же внешний враг. Украинские власти обеспокоены, называя ситуацию «циничной провокацией», а гражданское общество взывает к тем же европейским и американским организациям с просьбой осудить военные действия.

Это, конечно, правильно. Но хочу обратить внимание украинцев, что на сегодня в мире происходит более 80 длительных конфликтов (военных или замороженных). Некоторые из них — очень кровопролитные. Бурунди, Демократическая республика Конго, Руанда, Уганда, Сьерра-Леоне, Гвинея-Бисау, Либерия, Мьянма, Восточный Тимор, Никарагуа, Гаити, Гондурас, Мавритания, Западная Сахара — можно выбрать любой регион планеты, и, к сожалению, найти там конфликты. Так что Украина на мировой карте конфликтов не одинока. Это очень важно понимать, когда мы обращаемся к нашим внешним партнерам за помощью. 

Конфликтные ситуации в Мали, Нигере и связанные с ними также конфликты в Нигерии, Камеруне, Чаде особо не спадают. Также опасны столкновения в Южном Судане и Сомали. Несколько лет находится в состоянии войны Сирия. Конфликт между Израилем и Палестиной начинает играть новыми красками в условиях нереалистичности «Сделки Века», которую предложил президент США Дональд Трамп.

В прошлом году также вспыхнули протесты в Гонконге. Лихорадит и Латинскую Америку: Боливия, Чили, Эквадор — все эти страны во внутренних периодических восстаниях и протестах. Международный валютный фонд проводит большую работу со странами, в которых идут военные конфликты. 

В середине января в посольстве Нидерландов в Вашингтоне международная компания International Crisis Group, которая занимается конфликтологией, представила свой отчет «10 Conflicts to watch». Да, Украина — одна из стран, за которой руководитель компании Роберт Малей рекомендует следить мировому сообществу. Но все же важно понимать, что мы не единственные в мире.

Ниже — девять конфликтов по мнению International Crisis Group. Они — «зеркало глобальных трендов» и во многом будут определять потенциальные геополитические сдвиги в ближайшем будущем. 

Россия ведет себя настолько враждебно не только в Украине — она причастна или участвует в большом количестве кризисов в разных уголках мира. В Афганистане помогает оружием талибам, в Йемене поддерживает хуситов, в Буркина-Фасо и Ливии активно работают российские военные наемники, Эфиопии прощает долги и начинает сотрудничество в атомной энергетике, для Ирана и Северной Кореи Россия является основным международным партнером, режим Николаса Мадуро в Венесуэле опирается на российские банки и военных специалистов.  

На мой вопрос о внешнем взгляде на перспективу разрешения конфликта в Украине, Малей был очень оптимистичен и сказал, что именно Украина может позитивно удивить в 2020 году. Хотя, конечно, все будет больше зависеть от доброй воли России. добавил он. При этом переговоры в Париже однозначно были признаны позитивным прорывом. Но нам также важно понимать, что в офисах в Вашингтоне, Берлине, Париже и Брюсселе нет никакого «глобуса Украины», мир не крутится вокруг нас — в мире есть много проблем, в том числе военных, и мы здесь не уникальны.

Кроме того, Малей отметил, как бы многим не было сложно это признать, но практически всегда для достижения мира сторонам нужно идти на компромисс, вопрос только в размере такого компромисса.

Читайте также — Украине не на кого рассчитывать. Европе удобнее игнорировать агрессию России

Афганистан

Гражданская война в Афганистане не прекращается уже 40 лет.

Она сделала 30-миллионное государство одной из беднейших стран в мире.

На сегодня Афганистан — страна, в которой от войны с Талибаном погибает наибольшее количество людей в мире. В последние два года ситуация только ухудшается: сегодня Талибан контролирует наибольшую территорию с того времени, когда в 2001 году США выводили войска из Кабула. 

Последний этап войны связан с выводом войск НАТО из страны в 2014 году. BBC и NYT делают отчеты о количестве погибших. Ситуация ужасающая — речь идет о сотнях людей еженедельно. При этом, в стране еще находится около 14 000 солдат США.

Cтороны конфликта хотят добиться вывода американского контингента из страны — частичного, либо полного. Но в сентябре США отказались от проведения встречи с талибами после того, как исламисты взяли на себя ответственность за гибель американского военного во время теракта.

Да, и у них тоже проходят переговоры, обмен пленными… Но пока перспективы примирения не видно, особенно, если американские войска все же выйдут из страны. Пока не будет мира в Афганистане, весь тот регион будет в напряжении.

Читайте также — Украина сдает позиции на международной арене. Путину это на руку

Йемен

В Йемене гуманитарная катастрофа, это самая бедная страна Ближнего Востока. 

Война между хуситами (Huthi — шиитскими повстанцами) и правительственными войсками в стране идет с 2004 года. Около 100 000 человек убито или ранено за годы войны. 

За годы конфликта в нем принимали участие и войска сопредельных государств: Кувейта, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов. Самыми активными игроками являются с одной стороны Иран, а с другой — Саудовская Аравия и США. 

В конце 2018 года договорились о временном прекращении огня (Stockholm agreement). В сентябре 2019-го предприятия Саудовской нефтяной компании Saudi Aramco подверглись атаке 10-ти беспилотных летательных аппаратов, которые направили хуситы. Ситуация привела к сокращению добычи нефти в Саудовской Аравии примерно в два раза. А уже в январе 2019-го снова возобновились боевые действия. Переговоры идут, но шансов на мир не так много.

Здесь можно почитать больше о внутренних конфликтах в Йемене. 

Эфиопия

Эфиопия — наиболее населенная страна Восточной Африки (109 млн человек). В 1993 году от Эфиопии отделилась Эритрея. Получив независимость, власти страны с 1998-го пытались добиться признания своими нескольких районов на границе с Эфиопией.

Эти притязания вылились в двухлетнюю войну с многотысячными жертвами, а затем переросли в долгосрочный замороженный конфликт, который продолжался более 20 лет.

В 2018 году премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед подписал мировое соглашение с Эритреей, отказавшись от претензий на спорные территории. Премьер выпустил пленных, мотивировал возвращение беженцев в Эфиопию и начал внутренние институциональные реформы.  

В начале сентября, когда границы открылись, «люди с обеих сторон бежали навстречу друг другу, обнимались, целовались и плакали», — писала The New York Times. В октябре 2019-го Абий Ахмед получил Нобелевскую премию мира, а через два месяца после этого МВФ подписал новую программу помощи Эфиопии на сумму $2,9 млрд.

Но этнические конфликты внутри Эфиопии продолжаются. В первую очередь, на региональном уровне. В наиболее густонаселенных районах Амхара и Оромия духовные лидеры пытаются снизить влияние центра и поставить под сомнение либеральные планы Ахмеда. 

Здесь есть хорошее саммари по рискам Эфиопии. Однако, по мнению International Crisis Group, у Эфиопии все же есть шансы на преодоление внутренних этнополитических противоречий и обеспечение устойчивого экономического роста. Будем надеяться. 

Буркина-Фасо

Африканский регион Сахель — своеобразный переход между пустынной Сахарой на севере и более плодородными землями на юге Африки, который включает десять стран и 300 млн населения.

Здесь или здесь можно больше прочитать о трагедии региона, который практически весь охвачен военными столкновениями.

Буркина-Фасо — страна, которую волнения охватили недавно, в 2016 году, и с того времени там постоянно происходят теракты, организуемые джихадистскими организациями. В 2016 году, в результате атаки террористов на гостиницу, в Буркина-Фасо погибли четыре украинца. В декабре 2019-го в террористической атаке на город Арбинда погибло минимум 35 мирных жителя и семь военных.

Непрекращающееся насилие привело к появлению более полумиллиона внутренних беженцев (в стране живет 20 млн человек), в основном — на севере страны, в районе границы с Мале, с которой Буркина-Фасо враждует с 1985 года. Но есть риски дестабилизации всего региона. 

Проблема самого конфликта — не понятно, кто ответственен за террористические атаки, — слишком много в том регионе джихадистских организаций. Также интересна роль России в этом регионе и в частности, в Буркина-Фасо.

В ноябре в стране пройдут выборы, на которых недовольные отсутствием безопасности избиратели, могут привести к власти тех же джихадистов. Особой надежды на восстановление порядка пока не видно. И это большой риск для всего и так неспокойного региона Сахель.

Ливия

Внутренние вооруженные столкновения в Ливии идут с 2011 года — периода, когда был свержен Муаммар Каддафи. К 2014 году их эскалация привела к полномасштабной гражданской войне. К тому времени Ливией управлял Всеобщий национальный конгресс, большинство в котором оказалось у приверженцев радикального ислама. Как результат, конгресс умудрился даже принять шариат в качестве основы для всего государственного законодательства.

В феврале 2014-го, конгресс принял решение о продлении своих полномочий, несмотря на то, что срок его полномочий истек. Это вызвало массовые протесты ливийцев  во многих городах. 

В мае 2014-го, генерал Халифа Хафтар с одной стороны начал военную операцию против исламистов в районе города Бенгази, а затем и Триполи, а, с другой стороны, исламистские силы (в том числе ячейка группировки ИГИЛ) ответили захватом аэропорта Триполи.

В такой ситуации законодательные органы и правительство фактически перестали эффективно функционировать. Точнее, там все очень сложно — один теневой парламент находится в изгнании, новый национальный конгресс, заседающий в Триполи, с 2016 года преобразовался в правительство национального единства, которое возглавляет Фаиз Сарадж.  Но никакого единства пока в стране нет.

При таком двоевластии в стране, Ливия разъединена. В январе 2019 года Ливийская национальная армия под руководством Хафтара начала широкомасштабное наступление на юго-западе страны, а затем в апреле напала на Триполи. Ситуацию осложняет тот факт, что войска Хафтара поддерживают ОАЭ и Россия, а Турция и Катар поддерживают армию Сараджа. 

В итоге, Ливия снова становится полем битвы между российскими наемниками и эмиратскими дронами с одной стороны и турецкими беспилотниками и ливийскими военными с другой. В январе 2020-го ООН провела в Берлине конференцию о мире в Ливии. Пока перспектив особо не видно, особенно если разные международные «партнеры» не перестанут снабжать стороны конфликта вооружениями.  Здесь есть небольшое саммари после конференции. 

Читайте также — Будут ли воевать Кремль и Анкара за наследие Каддафи?

Иран

Новый раунд американо-иранского конфликта (который еще называют новым кризисом в Персидском заливе) начался в 2019 году с того, что администрация США решила выйти из соглашения 2015 года. Согласно этому документу, Иран отказывался от обогащения урана в обмен на отмену международных санкций.

Точнее, США вышли из соглашения в 2018-м, а ровно спустя год иранские власти заявили о прекращении выполнения ряда пунктов ядерной сделки, заключенной при содействии США, Франции, Великобритании, Германии, Китая и России. Выход Ирана из сделки снова очень накалил отношения между Ираном и Израилем, долгосрочным партнером США на Ближнем востоке.

Начиная с мая 2019 года в регионе снова отчетливо послышалось бряцание оружия: авианосцы, бомбардировщики, транспортные корабли США, беспилотники — все были направлены в регион Персидского залива. Морские войска начали арестовывать иранские нефтяные суда, на что Тегеран ответили захватом других танкеров, а также атаками на саудовские нефтеперерабатывающие заводы (в том числе государственного предприятия Saudi Aramco). 

Со своей стороны, Израиль периодически атаковал иранские цели на территории Сирии, Ливана и Ирака, а в конце 2019 года боевики Хезболла обстреляли американской базу в Ираке. США возложили ответственность за это на Иран. Ответом США стал авиаудар военно-воздушных сил (ВВС) США по международному аэропорту Багдада, в результате чего погиб Касем Сулеймани — командир иранского Корпуса Стражей Исламской революции.

Январь 2020 года пока приносит только усиление конфликта в регионе: Иран отказался от последних ограничений по ядерной сделке, а парламент страны признал Пентагон террористической организацией. 

Также Иран нанес удары по северу Ирака, где размещены основные американские силы, но жертв удалось избежать. В ответ США объявила об ужесточении существующих экономических санкций против Ирана. И это еще не самый плохой вариант — многие аналитики говорят, что 9-10 января мы находились на пороге начала полномасштабной третьей мировой войны.

Саммари ситуации в Иране по состоянию на середину января 2020 можно найти здесь. 

Северная Корея

Еще в апреле 2018 года руководство КНДР объявило о прекращении ядерных испытаний и испытаний межконтинентальных ракет. 12 июня 2018 года, в Сингапуре, на встрече президента США Дональда Трампа и лидера Северной Кореи Ким Чен Ына подписали документ, обязывающий КНДР к полной денуклеаризации, но не содержащий конкретных шагов по достижению этой цели. 

Прошлогодний февральский саммит в Ханое закончился без достижения каких-либо договоренностей по вопросу ядерной программы Северной Кореи. Таким образом, дипломатическая атмосфера отношений между США и Северной Кореей, имевшая шанс на улучшение в 2017-2018 годах, снова оказалась окутана тучами.

К сожалению, к концу 2019 года лидер КНДР снова пригрозил продолжить испытания ракет, анонсировав «новое стратегическое оружие» и мотивируя это тем, что у Пхеньяна нет оснований придерживаться обещаний в одностороннем порядке.

Япония и Южная Корея внимательно следят за динамикой ситуации. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин отсутствие прогресса в диалоге между США и КНДР назвал самым грустным для себя аспектом 2019 года.

Мы все должны надеяться, что голос дипломатии в этом конфликте будет более громким, чем военные лозунги, потому что негативная динамика — очень опасна для региона и для мира в целом. Последняя информация по Северной Корее на сайте Global conflict tracker здесь. 

Кашмир

Область Кашмир более 70 лет остается яблоком раздора между Индией и Пакистаном. Конфликт начался еще в 1947-1948 годах, когда, после необъявленной войны между двумя странами, в 1949 году при посредничестве ООН заключили перемирие, а линия разграничения в мусульманском Кашмире стала фактической границей, которую обе стороны не признают до сегодняшнего дня. 

До недавнего времени Кашмир не находился на международных радарах. Все изменилось в 2019 году, когда на фоне участившихся террористических атак, переизбранное индуистское правительство Нарендра Моди без каких-либо консультаций в октябре официально разделило Кашмир на два административных региона. Теперь они находятся в прямом подчинении у правительства в Нью-Дели.

Этот шаг снова сильно ухудшил отношения с Пакистаном. Усугубил ситуацию тот факт, что при проведении этой «административно-территориальной реформы», в Кашмир ввели усиленные войска Дели, которые в том числе арестовали многих известных локальных мусульман. В стране вспыхнуло несколько восстаний, и пока не понятно, как правительство Моди будет на это реагировать, но отступать оно не намерено.

Опасность ситуации придает тот факт, что и Индия, и Пакистан имеют не только хорошо вооруженные армии, но и ядерное оружие. Поэтому стоит наблюдать за регионом и стремиться к новому перемирию. Вот хорошее саммари от BBC по ситуации на конец 2019 года. 

Венесуэла

Николас Мадуро стал президентом Венесуэлы в апреле 2013 года после смерти своего ментора, социалистического президента Уго Чавеса. Тогда он выиграл выборы с минимальным перевесом в 1,6%. 

С того времени экономический кризис в стране только набирает обороты. Несмотря на это, Мадуро был переизбран на новый шестилетний срок в мае 2018-го, но большая часть населения Венесуэлы не признает результаты этих выборов. Также их не признали депутаты парламента Венесуэлы (Национальной ассамблеи). 

Читайте также — 7 грехов Мадуро. Как диктатор поломал Венесуэлу

В январе 2019 года затянувшийся политический кризис в Венесуэле перешел в более острую фазу — в результате действий оппозиции в стране возникли два центра власти. Лидер парламента Хуан Гуайдо на основании толкования Конституции объявил себя легитимно действующим президентом. Его признали лидеры более 50 стран, в том числе США. Россия и Китай признают президентом Мадуро. 

Весь 2019 год прошел в борьбе между Мадуро и Гуайдо, президентом и парламентом.  Но эта борьба не выявила победителя — Мадуро не отдает власть, а Гуайдо (даже при поддержке США) не в состоянии эту власть получить. США грозились даже начать военную операцию в Венесуэле. Это закончилось только внутренним военным путчем в апреле, который ни к чему особо не привел.

На этом фоне экономическая ситуация в стране трагическая: инфляция в 2019 году — более 10.000.000% (10 млн процентов), минимальную зарплату повышали 11 раз за 24 месяца, и все равно на нее нельзя купить даже килограмм мяса. 

Экономическая катастрофа привела к гуманитарному кризису — более 4,6 млн венесуэльцев (16%) эмигрировали из страны с 2014 года — в основном в соседние Колумбию, Бразилию, Эквадор, Перу, Чили и Аргентину. Такой наплыв беженцев сравним с ситуацией в Сирии (там беженцев было 4,8 млн), и уже становится экономической проблемой для принимающих стран. 

Международные эксперты бьют тревогу, отмечая, что в 2020 году кризис с беженцами в Венесуэле может стать одной из самых больших проблем года.

2019 год стал также годом санкций для Венесуэлы. Борясь с режимом Мадуро, США ввели санкции как против руководства страны, так и против государственной нефтяной компании PdVSA. Пока это самый болезненный шаг для Мадуро не только потому, что это крупнейшая компания страны в самой важной отрасли, но и потому, что компания очень сильно зависима от сотрудничества с США и международных нефтяных рынков/бирж.

Пока не понятно, как будет развиваться ситуация не только в Венесуэле, но и во всем регионе, страны которого, с одной стороны, разделились в поддержке сторон внутреннего конфликта, а с другой — экономически страдают от беженцев.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Bloomberg назвал самые горячие точки мира в 2019 году

Американское деловое агентство Bloomberg провело собственный анализ международной обстановки и предрекло тяжёлый 2019 год для мира. Агентство составило географию наиболее вероятных горячих точек планеты — стран, которые будут в центре политических конфликтов и кризисов

Уходящий 2018 год был непростым для мира. И хотя пока не произошло мирового кризиса, как в 2008 году, и не началась полномасштабная война, 2018 год продемонстрировал, что международная обстановка стремительно ухудшается.

В 2017 году, например, никто не знал, что такое торговые войны. Никто не говорил о том, что канцлер ФРГ Ангела Меркель, скорее всего, покинет политический небосклон. Тогда Европа ещё не догадывалась, что её судьбу с лёгкостью рискует повторить и французский лидер Эммануэль Макрон. Усиление популистов в Европе вообще рассматривали скорее как временное и неопасное явление. Наконец, никто в мире тогда не догадывался, что человечество благодаря США сделает решительный шаг вперёд в деле разрушения мировой безопасности.

2018 год показал, насколько всё может стремительно поменяться.

Мир меняется

Агентство Bloomberg приложило к материалу о горячих точках в мире в 2019 году специальную карту. На ней красным цветом подсвечены страны, которые будут в центре мировых кризисов. Прогноз агентства сгруппирован по наиболее актуальным темам. В самом начале говорится о том, что особенного позитива в 2019 году человечеству ждать просто неоткуда.

«Мир быстро меняется, и 2019 год обещает стать проблемным и хаотичным. Подъём Китая на Востоке и приход к власти популистов на Западе привели к тому, что к середине 2018 года на главные демократические экономики мира приходилась уже лишь треть всего ВВП стран «Большой двадцатки», тогда как в 2007 году этот показатель равнялся 83%», — отмечает агентство.

Масштабный пересмотр направлений мирового развития, по мнению Bloomberg, произойдёт из-за «неравенства в доходах, столкновения цивилизаций и высокомерия Запада», эта тенденция продолжится.

Каждый из локальных сценариев имеет несколько путей развития, включая наихудший. К описанию такого сценария добавляется оценка связанных с его развитием рисков по шкале от «низкого» до «высокого».

Новая гонка вооружений

На первое место среди мировых угроз 2019 года Bloomberg по праву ставит гонку вооружений, которая должна набирать обороты. Красным цветом на карте отмечены США, Россия и Китай. Агентство напоминает, что выдвинутый Вашингтоном Москве 60-дневный ультиматум по выполнению условий Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) истекает в феврале.

Между тем не подписавший это соглашение Китай сейчас уже имеет большой арсенал запрещённых договором ракет. Россия же заявляет, что не нарушала условий договора,

— напоминает Bloomberg.

Фото: guruXOX / Shutterstock.com

Худший сценарий по версии агентства: США выходят из договора, а Россия нацеливает ранее запрещённые ракеты на своих западных соседей, «подстёгивая гонку вооружений, в том числе в высокотехнологичном оружии, а также бросая «политическую гранату» в НАТО, так как у США, стран Восточной и Западной Европы нет единства в том, как стоит на это реагировать».

Риск разрыва ДРСМД называется высоким, а вот опасность гонки ядерных вооружений в Европе — средняя.

Отметим, что агентство в целом верно оценивает обстановку, сложившуюся вокруг ДРСМД. Однако ультиматум, который Вашингтон выдвинул Москве, не имеет цели «вернуть» её к соблюдению условий договора, хотя бы потому, что Россия, в отличие от США, его и не нарушала.

Как ранее оценивал ситуацию глава комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков, выход США из ДРСМД — уже решённый вопрос, а ультиматум ставился, чтобы получить отказ от России и использовать его затем для давления на Европу.

Россия

Вторым пунктом указывается Россия в контексте взаимоотношений Москвы и Вашингтона. При этом в нашей стране видят «угрозу», что усилит конфронтацию.

https://tsargrad.tv/articles/itogi-2018-goda-chego-rossija-dobilas-na-blizhnem-vostoke_176013

«Кремль, возможно, разочаровался в попытках договориться с Трампом после того, как он отменил две встречи с президентом Владимиром Путиным ближе к концу года. Вмешательство России в иностранные выборы и её усилия по расширению влияния на Балканах и в бывших советских республиках, по-видимому, будут продолжаться, и в ответ будут введены новые санкции США», — пишет Bloomberg.

Встреча Путина и Трампа в начале 2019 года может не состояться, хотя лидеры, вероятно, смогут увидеться на саммите «Большой двадцатки» в Японии в июне.

Фото: www.globallookpress.com

По мнению аналитиков, внезапное решение Трампа о выводе войск из Сирии соответствует давним требованиям Москвы. К этому добавляется отставка «антироссийского ястреба» Джеймса Мэттиса, что тоже «заслужило похвалу Кремля». Однако в реальности чиновники в США скептически настроены по поводу возможной разрядки в отношениях с Москвой.

Худший сценарий: российско-американские отношения переходят в открытую вражду, затрагивая контроль над вооружениями и сферы, в которых США и Россия до сих пор могли сотрудничать. Риск оценивается как высокий.

Торговые войны

На карте красным цветом выделены США, Китай и Европа. 90-дневное перемирие в «войне тарифов», которое заключили Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин, истекает в конце февраля. Если стороны не смогут выработать нового соглашения, США введут пошлины на импорт из Китая в размере 200 млрд долларов.

Худший сценарий: полноценная торговая война, которая перерастает в открытую борьбу за стратегическое господство к концу года, подрывая рост и безопасность во всём мире. Риск оценивается как высокий.

«Кроме этого, к февралю Министерство торговли США должно принять решение о том, представляет ли импорт автомобилей угрозу национальной безопасности. Такое решение позволит США ввести более высокие тарифы на импорт автомобилей без технического нарушения правил Всемирной торговой организации (ВТО)», — пишет Bloomberg.

От этого решения больше всего проиграют европейские автопроизводители, в частности немецкие. Переговоры по этой теме с Японией, отмечает агентство, могут пройти в любое время с января и с большей вероятностью успеха, чем диалог с ЕС. В результате саммит G20 в Японии может стать очень напряжённым.

Худший сценарий: США повышают тарифы на импорт автомобилей, что вызовет полноценную торговую войну с Европой. «Большая двадцатка», ставшая бессильной из-за растущего протекционизма, потеряет актуальность.

Вооружённые конфликты

Красным цветом на карте отмечены Иран, КНДР, Сирия и Украина. Давление США на Иран будет усиливаться после того, как Трамп вышел из ядерной сделки 2015 года и в ноябре вновь ввёл так называемые вторичные санкции в отношении компаний из других стран, которые нарушают санкции США, отмечает Bloomberg.

«Стратегия, поддерживаемая Израилем, Саудовской Аравией и ОАЭ, состоит в том, чтобы вытеснить Иран из Йемена, Сирии, Ливана и Ирака и вернуть Тегеран за стол переговоров по ядерной проблеме. До сих пор усилия были успешными, но имели ограниченную эффективность», — сказано в материале агентства.

Худший сценарий: Иран возобновляет производство ядерного топлива, что приводит к быстрой эскалации. Под давлением Тегеран пытается заблокировать Ормузский пролив, где запланированы военно-морские учения на август 2019 года и через который ежедневно проходит 30% мировых поставок сырой нефти.

Вероятность этого сценария оценивается как средняя.

Примечательно, что Bloomberg также присваивает среднюю степень угрозы и конфликту на юго-востоке Украины. Агентство считает его «конфликтом низкого уровня» или замороженным конфликтом. Шансы на открытое военное противостояние Украины и России оцениваются как средние (Россия не выделена красным цветом на карте).

Отмечено, что украинский конфликт вновь вернулся в заголовки новостей в ноябре, когда «российский спецназ протаранил, обстрелял и захватил три украинских военно-морских судна, шедших в Азовское море». Конфликт между Киевом и Москвой назван «фейерверком риторики», который «не утихнет до президентских выборов на Украине 31 марта 2018 года».

Худший сценарий: политическая нестабильность и инцидент, который перерастает в разжигание русско-украинской войны. Шансы на такой сценарий, как уже говорилось, оцениваются как средние.

Фото: www.globallookpress.com

 

Ещё одной болевой точкой является Северная Корея. Bloomberg отмечает, что КНДР могла бы возглавить любой список угроз глобальной безопасности в начале 2018 года, но июньский саммит Трампа и Ким Чен Ына разрядил эскалацию, связанную с испытанием Пхеньяном баллистических ракет.

Ситуация остаётся спокойной, но Ким не проявляет никаких признаков подлинного демонтажа своих ядерных или ракетных программ и, вероятно, использовал разрядку для накопления ядерного материала и улучшения своих оружейных систем,

— считает агентство.

Лидер КНДР полагает, что «высокомерие» США является причиной отсутствия прогресса. Трамп хочет снова встретиться с Ким Чен Ыном в январе или феврале. Худший сценарий: саммит (США и КНДР) приведёт к росту эскалации на Корейском полуострове. Шансы Bloomberg оценивает как низкие.

Война в Сирии будет продолжаться уже восьмой год. Вывод войск США усилит позиции президента Башара Асада, а также России и Ирана. Турция пока откладывает наступление против курдов, которые контролируют большую часть северо-восточной Сирии. Bloomberg ждёт усиления конфликтов из-за Ирана, который обострит противостояние с Израилем.

Худший сценарий: война перерастает в более широкий конфликт между региональными державами, что вызовет увеличение числа беженцев в Иорданию, Ливан и Турцию. Риск — высокий.

«Год ужаса» для Европы

Bloomberg оценивает европейские перспективы именно так. В Италии к власти пришли популисты, которые почти смогли отбиться от штрафов ЕС за свой бюджетный дефицит. В Испании возможны досрочные выборы, во Франции идут протесты, а Лондон не может определиться с планом Brexit.

29 марта — дата выхода Британии из ЕС. Соглашение до сих пор не состоялось, британский парламент разделён, результат непредсказуем. По оценке Всемирного банка, Brexit обойдётся Британии в 1,5-10,5% ВВП за пять лет в зависимости от того, будет выход «мягким» или «жёстким» (без соглашения с ЕС).

Худший сценарий состоит в «беспорядочном» Brexit, который нанесёт удар по Британии и ЕС, а также ослабит безопасность в борьбе с общими угрозами. Риск — низкий, хотя всё может резко измениться.

ЕС стоит также на пороге выборов в Европарламент 23-26 мая. Голосование выльется в противостояние традиционных европейских сил с евроскептиками и популистами. От исхода выборов зависит будущее Евроцентробанка и Евросовета. Шансы на победу популистов оцениваются как высокие, а их успех будет означать переход Европы к национально-ориентированным проектам.

Фото: www.globallookpress.com

Трамп

Отдельно Bloomberg упомянул Трампа и проблемы, с которыми он сталкивается внутри своей страны. Агентство считает, что проблемы президента США легко могут стать общемировыми просто потому, что глава Белого дома будет и дальше сеять хаос, чтобы отвлечь американцев от расследования спецпрокурора Роберта Мюллера. Итоги расследования могут быть обнародованы в первой половине 2019 года.

Конгресс балуется новыми расследованиями, в том числе финансов Трампа. Политическая температура будет только расти в течение года, так как и Трамп, и его противники начинают кампанию в преддверии президентских выборов в 2020 году,

— отмечает Bloomberg.

На самом деле агентство в своём материале не сказало ничего нового. Очевидно, что выход США из ДРСМД — это угроза безопасности. Очевидно, что керченская провокация со стороны Украины обостряет украинскую тематику. Мы знаем также о больших проблемах Brexit, о ситуации в Сирии.

Удивительно, но России в прогнозе было отведено не так много места. В целом же мы согласимся с Алексеем Пушковым, который на прошлой неделе отмечал, что большинство проблем 2018 года перейдут на следующий год, будут там решены, видоизменены или усилены. Отметим также, что Bloomberg демонстрирует американский взгляд на мировые события.

На самом деле усиление Китая не является проблемой мирового масштаба. Оно угрожает лишь гегемонии США. Вывод войск США из Сирии говорит об успехах России в этой стране, где был почти окончательно побеждён терроризм и куда постепенно возвращается мирная жизнь. Что же касается региональных конфликтов, то они просто останутся.

Наконец, настоящими проблемами 2019 года на самом деле станут последствия политики США, ведь именно Америка — бенефициар всех этих событий. Речь и о торговых войнах, и о глобальной безопасности, которой угрожает не только разрыв ДРСМД, но и общее усиление НАТО.

National Interest назвал самые «горячие точки», где может начаться Третья мировая война

В 2019 году самыми «горячими» регионами, где может начаться Третья мировая война, станут Южно-Китайское море, Украина и Персидский залив. Такое заявление сделал профессор Военного колледжа армии США Роберт Фарли, его статья опубликована в журнале The National Interest.

По мнению Фарли, в Южно-Китайском море развернулось противостояние США и Китая, которые ведут торговую войну. Пока борьба проходит в рамках санкций и других экономических ограничений, но эксперт не исключает, что по мере ухудшения отношений стран этот конфликт может выйти за рамки.

Еще один «горячий» регион — Украина, считает Фарли. Рост напряженности в регионе, несомненно, вызвал инцидент в Керченском проливе, подчеркивает эксперт, указывая на то, что Россия в этой ситуации не заинтересована в нарушении статус-кво. В то же время Украина может внести неопределенность, расшатывая положение перед выборами. С учетом напряженности между США и Россией любое потрясение в этой ситуации может разрушить «шаткий баланс», полагает профессор.

Персидский залив также остается «горячей точкой»: тут напряженность растет из-за экономического давления США на Иран, а также из-за конфликтов в Сирии и Йемене. Любое проявление нестабильности может привести к открытому конфликту между США, Россией и, возможно, Китаем, считает Фарли.

Есть еще один очаг напряженности, по мнению профессора, Корейский полуостров. Отношения между США и КНДР могут ухудшиться в любой момент, несмотря на последние мирные инициативы. Кроме того, разногласия по корейскому вопросу есть и у Китая и Японии.

В заключение эксперт подчеркивает, что «горячие точки» могут возникнуть и в других регионах — с учетом сложившегося миропорядка и кризиса военной гегемонии США ближайшее будущее, по мнению профессора, будет более опасным, чем недавнее прошлое.

Ранее британский таблоид Daily Express назвал вероятным местом начала Третьей мировой войны Азовское море.

Новые “горячие точки” на политической карте мира

Антон Ровенский, магистр международных отношений, политолог-международник

 

Глобальный политический, экономический, социальный ландшафт претерпевает калейдоскопические изменения. При этом на политической карте мира становится все больше “горячих точек”, где происходят государственные перевороты, масштабные социальные потрясения, вооруженные конфликты. О странах и регионах, которые в обозримой перспективе рискуют войти в эту категорию — в материале ниже.

 

Ливан

Рост нагрузки на социальную инфраструктуру Ливана фиксируется с начала Арабской весны в 2011 году — на данный момент на территории 4-миллионного Ливана проживает 2 миллиона беженцев. При этом продолжается сокращение публичных ресурсов Ливана, связанное в первую очередь с разъеданием государственного механизма всепроникающей коррупцией. Корни проблемы тянутся из 1990-ых — Ливан хоть и сумел оправиться после гражданской войны и демонстрировал высокие темпы экономического роста, но государство чем дальше, тем больше начала “съедать” коррупция, которая в дальнейшем сдерживала сколько-нибудь эффективное реформирование политической, экономической, социальной систем. Последние несколько лет Ливан сотрясают протесты, связанные с постоянно ухудшающимся социально-экономическими условиями и крайне сомнительными управленческими решениями правящих элит, вроде введения налога на использования мессенджера WhatsApp. 

Разрушительные взрывы в порту Бейрута в прошлом году оставили без крова сотни тысяч жителей ливанской столицы и поставили страну на грань гуманитарной катастрофы. В то же время международная помощь, изначально обещанная Ливану, оказалась предельно скромной. При сохранении текущих тенденций реализация накопившегося протестного потенциала является делом времени, а не принципа.

Также с повестки дня не сходит геополитический вопрос, связанный с желанием Израиля минимизировать влияние шиитского движения “Хезболла” на общественно-политическую жизнь Ливана. И желанием Ирана сохранить его.

Ирак

Ожидаемый вывод американских войск из Ирака грозит обернуться “афганистанизацией” страны и крахом государственных структур, выстроенных за последнее десятилетие. При этом одним из условий восстановления “ядерной сделки” с Ираном, о чем активно заговорили после прихода к власти в США Джо Байдена, может стать минимизация поддержки Ирака, на территории которого ныне широко представлены иранские вооруженные формирования. Что, безусловно, не добавит устойчивости официальному Багдаду.

Если после свержения Саддама Хусейна, исповедовавшего ислам суннитского толка, маятник качнулся в обратную сторону, и шиитское большинство начало притеснять суннитское меньшинство, представители которого затем вошли в ряды так называемого “Исламского государства”, то вывод американских войск из Ирака грозит запустить новый виток противостояния по линии “шииты-сунниты” и резко повысить его градус. В таких условиях на порядок вырастет вероятность сепарации ныне пребывающего в конфедеративных отношениях с официальным Багдадом Иракского Курдистана и провозглашения его в качестве независимого государства, что практически наверняка не будет признано центральной властью Ирака (кто бы к тому моменту ею ни был) и дополнительно эскалирует ситуацию в регионе.

Никарагуа

Еще в 2018 году в Никарагуа разразились масштабные протестные акции, направленные против реформы системы социального обеспечения, инициированной президентом Даниэлем Ортегой, впервые ставшим главой государства в 1985 году. События трехлетней давности стали одними из наиболее смертоносных со времен Сандинистской революции 1979, когда был свергнут режим Сомосы. Общественные противоречия, детонировавшие в 2018, за истекший период времени не преодолены, поэтому необходимо констатировать сохранение высокого протестного потенциала в Никарагуа.

Кроме того, в США Никарагуа традиционно считается “плохим парнем” в Латинской Америке, в том числе ввиду тесных контактов с Китаем и РФ. При этом Джо Байден, остро критикуемый оппонентами за проводимую внешнюю политику, очевидно нуждается в победных международных кейсах. Одним из них может стать содействие смене режима в Никарагуа, на “заднем дворе” США, что, помимо прочего, надолго заблокирует идею реанимации Никарагуанского канала, интерес к которому может возобновиться у Китая в условиях формирования альянса AUKUS (CША-Великобритания-Австралия), в котором официальный Пекин видит угрозу.

Тенденции последних лет в Латинской Америке таковы, что регион “правеет”, а политические долгожители теряют свои позиции. Все это объективно играет против власти действующего президента Ортеги.

Тайвань

По данным оборонного ведомства Тайваня, в течение сентября 2021 боевые самолеты ВВС КНР более 20 раз совершали полеты через опознавательную зону ПВО, провозглашенную в одностороннем порядке властями острова. Очевидно, что официальный Пекин “прощупывает” оборонные возможности Тайваня и выискивает в системе обороны острова слабые места. При этом в среде западных аналитиков все чаще можно услышать гипотезу о силовом сценарии в отношении Тайваня, а даже беглое изучение информационного поля КНР указывает на то, что происходит подготовка общественного мнения к возврату полуострова под контроль официального Пекина.

Комментируя создание упоминавшегося выше альянса AUKUS, МИД Тайваня выразил “искреннюю признательность” США и Австралии за “твердую и решительную поддержку”. Тем не менее внешнеполитический курс администрации Байдена, состоящий в сокращении избыточного американского присутствия в третьих странах и, как следствие, минимизации издержек на внешнем контуре, не позволяет Тайбэю рассчитывать на такой же уровень поддержки официального Вашингтона, как это было в прошлые десятилетия. С высокой долей вероятности, напряжение в Южно-Китайском море продолжит нарастать, а дальнейшая эрозия архитектуры международной безопасности увеличивает шансы вооруженных столкновений вокруг Тайваня.

Регион Сахель

Африканский регион Сахель, простираемый широкой полосой от Атлантического океана до Красного моря, уже давно считается одним из наиболее взрывоопасных уголков планеты. В данном случае речь идет о переходе количества накопившихся проблем в регионе “в качество”, что усугубляется повышением в последние годы темпов роста населения (свыше 2,5% в год при общей численности в 300 млн человек) и опустынивания в связи с климатическими изменениями.

В последние годы регион Сахель стал местом демонстративной проекции силы со стороны таких держав как Франция, США, Великобритания, Россия, Китай, Турция. Переворот в Судане (апрель 2019 года), перевороты в Мали (август 2020 и май 2021), гибель президента Чада Идриса Деби (апрель 2021) — все это, среди прочего, отголоски геополитического противостояния, развернувшегося в регионе. Нетрудно предположить, что события подобного рода будут происходить в указанном регионе все чаще, а их последствия будут все более разрушительными. Стабилизировать ситуацию способны договоренности крупнейших геополитических игроков, но вероятность подобного развития событий крайне невысока.

Косово

В конце сентября на границе Сербии и Косово произошло обострение, связанное с запретом властей Приштины эксплуатировать автомобили на сербских номерах. В ответ представители сербской общины Косово, проживающие преимущественно на севере частично признанной республики, заблокировали пограничные КПП. В свою очередь власти Косово стянули к границе полицейские силы, на что официальный Белград ответил симметрично (более того, задействовал армейскую технику). Риторика сербского президента Александра Вучича оказалась неожиданно жесткой, не в пример предыдущим обострениям между Приштиной и Белградом.

В целом в 2021 году уровень контактов между сторонами понизился, причиной чего видится два фактора. Во-первых, приход к власти в Косово премьера Альбина Курти, горячего сторонника присоединения Косово к Албании. Во-вторых, смена президента в США — если между Трампом и Вучичем сложились конструктивные отношения, то нынешняя вашингтонская администрация, с одной стороны, перевела балканский вопрос на периферию внешней политики, а, с другой, традиционно симпатизирует косоварам.

Казалось бы, обострение между Косово и Сербией — обычная вещь для Балканского полуострова. Однако в условиях обострения противоречий между наибольшими геополитическими игроками и неизбежного кризиса лидерства в ЕС, который начнется после ухода Ангелы Меркель, взрывоопасный потенциал локальных конфликтов склонен к многократному увеличению.

Путин намерен обсудить с Байденом стратегическую стабильность, горячие точки и пандемию — Политика

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 4 июня. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин считает, что на встрече с президентом США Джо Байденом в Женеве они должны попытаться найти пути урегулирования двусторонних отношений.

«Мы будем обсуждать вопросы двусторонних отношений. Я исхожу из того, что мы должны попытаться найти пути урегулирования этих отношений, сегодня они находятся на чрезвычайно низком уровне, мы все это хорошо знаем», — сказал он в пятницу на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ).

«Мы будем говорить о стратегической стабильности, урегулировании международных конфликтов в наиболее горячих точках. Мы будем говорить о процессах разоружения, о борьбе с терроризмом, надеюсь. О борьбе с пандемией и вопросах экологического характера. Это примерная повестка дня», — уточнил президент РФ.

Отсутствие разногласий

Россия не имеет разногласий с Соединенными Штатами, в то время как американская сторона не скрывает желания сдерживать развитие России, подчеркнул президент.

«У нас нет разногласий с Соединенными Штатами. У них есть только одно разногласие: они хотят сдерживать наше развитие — и говорят об этом публично», — сказал Путин.

Все остальное, считает российский президент, — это производная от этой позиции. «Все: и ограничения в сфере экономики, и попытка влиять на внутриполитические процессы в нашей стране, опираясь на те силы, которые они считают своими внутри России», — перечислил он. «Собственно, в этом [и заключается] вся история», — отметил глава российского государства.

Заложники американских внутриполитических процессов

Отношения Москвы и Вашингтона во многом оказались в заложниках у внутриполитических процессов в США, добавил президент.

«Я уверен даже, что это [политика США в отношении РФ] прежде всего происходит под действием внутриполитических процессов. Российско-американские отношения в известной степени стали заложниками внутриполитических процессов в самих Соединенных Штатах», — сказал Путин.

Отвечая на вопрос, ждать ли новых американских санкций в отношении РФ после встречи лидеров двух стран 16 июня в Женеве, как это было после предыдущего саммита Россия — США в Хельсинки в 2018 году, Путин подчеркнул: «Это вы у [президента США Джо] Байдена спросите. Я не знаю. Мы никаких санкций не вводим. Мы только там, где считаем возможным, чтобы себе не навредить, в ногу себе не стрелять, мы как-то отвечаем на [санкции]. Почему американские партнеры делают, то, что они делают, до сих пор во многом остается загадкой».

Президент указал, что фундаментальные интересы «хотя бы в сфере безопасности и стратегической стабильности, сокращения опасных для всего мира вооружений все-таки важнее, чем текущая внутриполитическая конъюнктура в самих США».

Путин выразил надежду на то, что санкционная политика Вашингтона в отношении Москвы «когда-нибудь закончится».

ООН заявила, что к концу 2021 года с голодом столкнутся 270 млн человек

Пандемия коронавирусной инфекции привела к намного большему продовольственному кризису, чем ожидалось. Об этом свидетельствуют данные из доклада Всемирной продовольственной программы (WFP; входит в структуру ООН).

Эксперты ожидают, что к концу 2021 года с нехваткой продовольствия столкнутся 270,5 млн человек в 80 странах. До начала пандемии их число составляло около 150 млн . Уже сейчас, по данным, WFP, на грани голода находятся 41 млн человек в 43 странах. Для сравнения, в конце 2019 года их было 34 млн человек.

В ООН отметили, что наиболее уязвимыми в этой проблеме являются беженцы, вынужденные переселенцы, мигранты, люди, ищущие убежище из-за войн в своей стране. Наиболее серьезная ситуация с нехваткой продовольствия в десяти странах: Афганистане, Демократической Республике Конго, Эфиопии, Гаити, Нигерии, Южном Судане, Судане, Сирии, Венесуэле и Йемене — к концу 2021 года там будут голодать в общей сложности 133 млн жителей. Только в Афганистане за последние четыре года дефицит продовольствия вырос более чем в два раза: сейчас в стране голодают 16,9 млн человек (в 2017 году — 7,6 млн человек). В Сирии их число увеличилось почти вдвое, в Нигерии — на треть.

WFP на прошлой неделе представила совместный с продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO) отчет, в котором говорится, что с проблемой голода сталкиваются не только страны Африки и Ближнего Востока, но и государства Латинской Америки. Эксперты отметили 23 «горячие точки», среди которых Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Колумбия, Гаити.

The New York Times сообщила, что с серьезной нехваткой продовольствия рискует столкнуться Эфиопия, где в последние месяцы наблюдает резкий рост количества инфицированных коронавирусом — там рост числа голодающих превзошел все мировые тренды. Кроме того, газета указывает на Мадагаскар, жители которого уже столкнулись с голодом из-за сильной засухи.

Проблемы с продовольствием во время пандемии неоднократно отмечались в Северной Корее. Из-за закрытости страны и отсутствия данных международные организации не могут точно оценить масштабы бедствия. В июле ООН опубликовала доклад, в котором говорилось, что прогрессирующий голод привел к недоеданию у 42% населения. Данные основывались на наблюдениях в период с 2018 по 2020 годы. В ООН отмечали, что в конце прошлого года в КНДР голодали, как минимум 300 тыс. детей до пяти лет.

Нехватку в стране подтверждал и лидер Северной Кореи Ким Чен Ын. Associated Press со ссылкой на Национальное агентство разведки Южной Кореи в начале августа писало, что власти КНДР начали раздавать армейские продовольственные резервы, чтобы предотвратить крупный голод. Кроме пандемии одной из причин продовольственного кризиса называлась засуха, которая значительно сократила урожай риса. В Южной Корее подчеркивали, что это не первый случай, когда Пхеньян использует военные запасы, однако в этом году они могут быть исчерпаны практически полностью.

Новые опасные горячие зоны распространяются по миру

ЛА-КОРОНИЛЬЯ, Уругвай. День, когда желтые моллюски стали черными, запечатлелся в памяти Рамона Агуэро.

Это было летом 1994 года. Несколькими днями ранее он собрал щедрую добычу, 20 ведер холодноводных моллюсков с тонким панцирем, которые зарываются в песок на глубину фута вдоль 13-мильного участка пляжа недалеко от Барры. дель Чуй, к югу от границы с Бразилией.Агуэро выкапывал этих моллюсков с детства, средства к существованию на этих берегах передавались из поколения в поколение.

Но в этот день Агуэро вернулся и увидел ужасное зрелище: пляж, покрытый мертвыми моллюсками.

Пустая желтая ракушка лежит на пляже в Барра-дель-Чуй, Уругвай. Уловы моллюсков упали на 95% по сравнению с пиковым показателем в 220 тонн в 1985 году из-за повышения температуры океана.

«Километр за километром, насколько хватало глаз. Все они мертвые, гнилые, открытые, — вспоминал Агуэро, которому сейчас 70 лет. — Все они были черными и имели зловонный запах».

Он плакал при виде.

Вымирание моллюсков стало тревожным маркером новой климатической эры, ранним признаком трансформации этой береговой линии.Теперь ученые подозревают, что это событие было связано с гигантским сгустком теплой воды, простирающимся от побережья Уругвая далеко в Южную Атлантику, сгустком, который с тех пор только теплел.