Тюрьма на колыме: «Да там только зэки живут…»

«Да там только зэки живут...»

Это самый распространённый миф о Магадане, сохранившийся ещё со времён ГУЛАГа. Когда-то подобные утверждения были не далеки от истины. В 1928 году на Колыме нашли богатейшие месторождения золота. К 1931 году власти приняли решение осваивать эти месторождения силами заключённых. И вот осенью 1931 года первую группу арестантов, около 200 человек, отправили на Колыму. А уже к концу 1933 года число заключённых в лагерях Колымы насчитывало 27 390 человек, а «Дальстрой» (государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы) — 2 989 вольнонаемных работников. Общий завоз лагерников только в течение года составил 21 724 человек. Для такой территории, как Колыма, цифра огромная. Для сравнения: сейчас здесь живёт меньше 200 тысяч человек. Вся Магаданская область состояла из сплошных зон — мужских и женских. Заключённые строили дороги, дома, мосты, добывали золото, олово и уран. Именно зэки создавали экономику Магаданской области.

После освобождения многие из уже бывших заключённых оставались жить на Колыме, им не давали право на выезд с территории. Такие бывшие зэки, главным образом политрепрессированные, стали элитой региона, его интеллигенцией и культурной прослойкой. К примеру, первые актеры и режиссёры магаданского театра – это сплошь бывшие зэки. В их числе Георгий Жжёнов, Вадим Козин, Леонид Варпаховский и другие.

Сегодня на Колыме остались две зоны — одна общего, другая строгого режима. Работает также колония-поселение. И всё. Самая многочисленная — исправительная колония строгого режима, в ней находятся около 600 человек.

«Во всех зонах нашего региона сейчас содержатся чуть больше тысячи заключённых. Это, конечно, капля в море по сравнению с количеством зэков в крупных колониях страны», — говорит пресс-секретарь УФСИН РФ по Магаданской области Ольга Кравчук.

В Магадан и Магаданскую область давно не этапируют осужденных из других регионов России, и даже наоборот, прокуратура недавно начала борьбу за соблюдение прав заключённых в части запрета на совместное содержание рецидивистов и тех, кто попал под каток правосудия впервые. В результате все исправительные заведения Магадана и Магаданской области были признаны годными для заключенных, отбывающих свое наказание впервые, а рецидивистов теперь отправляют в соседние регионы. 

Лагерь ГУЛАГа на Колыме / Назад в СССР / Back in USSR

«Днепровский» рудник — один из сталинских лагерей на Колыме. 11 июля 1929 было принято постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных» для осужденных на срок от 3-х лет, это постановление стало отправной точкой для создания исправительно трудовых лагерей по всему Советскому Союзу.
Во время поездки в Магадан я побывал в одном из наиболее доступных и хорошо сохранившихся лагере ГУЛАГа «Днепровский» в шести часах езды от Магадана. Очень тяжелое место, особенно слушая рассказы о быте заключенных и представляя их работу в условиях непростого климата здесь. В 1928 году на Колыме нашли богатейшие месторождения золота. К 1931 году власти приняли решение осваивать эти месторождения силами заключенных. Осенью 1931 года, первую группу заключенных, около 200 человек, отправили на Колыму. Наверное неправильным будет считать, что здесь были только политические заключенные, здесь были и осужденные по другим статьям уголовного кодекса. В этом репортаже я хочу показать фотографии лагеря и дополнить их цитатами из мемуаров бывших заключенных, находившихся здесь.

Название свое «Днепровский» получил по имени ключа — одного из притоков Нереги. Официально «Днепровский» назывался прииском, хотя основной процент его продукции давали рудные участки, где добывали олово. Большая зона лагеря раскинулась у подножия очень высокой сопки.
Из Магадана к Днепровскому 6 часов езды, причем по прекрасной дороге, последние 30-40 км которой выглядят примерно так:





Я впервые ехал на Камазе-вахтовке, остался в абсолютнейшем восторге. Об этой машине будет отдельная статья, у нее даже есть функция подкачки колес прямо из кабины, в общем крутяк.



Впрочем до «Камазов» в начале 20го века сюда добирались примерно вот так:

Рудник и обогатительная фабрика «Днепровский» был подчинен Береговому Лагерю (Берлаг, Особый лагерь № 5, Особлаг № 5, Особлаг Дальстроя) Упр.
ИТЛ Дальстроя и ГУЛАГ
Рудник Днепровский был организован летом 1941 г., работал с перерывом до 1955 г и добывал олово. Основной рабочей силой Днепровского являлись заключенные. Осужденные по различным статьям уголовного кодекса РСФСР и других республик Советского Союза.
В числе их находились также незаконно репрессированные по так называемым политическим статьям, которые к настоящему времени реабилитированы или реабилитируются
Все годы деятельности «Днепровского» основными орудиями труда здесь являлись кирка, лопата, лом и тачка. Однако часть наиболее тяжелых производственных процессов была механизирована, в том числе и американским оборудованием фирмы «Дэнвер», поставляемым из США в годы Великой Отечественной войны по ленд лизу. Позднее его демонтировали и вывезли на другие производственные объекты, так что на «Днепровском» это не сохранилось.
" «Студебеккер» въезжает в глубокую и узкую, стиснутую очень крутыми сопками долину. У подножия одной из них мы замечаем старую штольню с надстройками, рельсами и большой насыпью — отвалом. Внизу бульдозер уже начал уродовать землю, переворачивая всю зелень, корни, каменные глыбы и оставляя за собой широкую черную полосу. Вскоре перед нами возникает городок из палаток и нескольких больших деревянных домов, но туда мы не едем, а сворачиваем вправо и поднимаемся к вахте лагеря.
Вахта старенькая, ворота открыты настежь, заграждение из жидкой колючей проволоки на шатких покосившихся обветренных столбах. Только вышка с пулеметом выглядит новой — столбы белые и пахнут хвоей. Мы высаживаемся и без всяких церемоний заходим в лагерь." (П. Демант)

Обратите внимание на сопку — вся ее поверхность исчерчена геологоразведочными бороздами, откуда заключенные катили тачки с породой. Норма — 80 тачек в день. Вверх и вниз. В любую погоду — и жарким летом и в -50 зимой.



Это парогенератор, который использовали для разморозки грунта, ведь тут вечная мерзлота и ниже уровня земли на несколько метров просто так уже копать не получится. Это 30е годы, никакой механизации тогда еще не было, все работы выполнялись вручную.

Все предметы мебели и быта, все изделия из металла производились на месте руками заключенных:


Плотники делали бункер, эстакаду, лотки, а наша бригада устанавливала моторы, механизмы, транспортеры. Всего мы запустили шесть таких промприборов. По мере пуска каждого на нем оставались работать наши слесари — на главном моторе, на насосе. Я был оставлен на последнем приборе мотористом. (В. Пепеляев)

Работали в две смены, по 12 часов без выходных. Обед приносили на работу. Обед — это 0,5 литров супа (воды с черной капустой), 200 граммов каши-овсянки и 300 граммов хлеба. Моя работа — включи барабан, ленту и сиди смотри, чтобы все крутилось да по ленте шла порода, и все. Но, бывает, что-то ломается — может порваться лента, застрять камень в бункере, отказать насос или еще что. Тогда давай, давай! 10 дней днем, десять — ночью. Днем, конечно же, легче. С ночной смены пока дойдешь в зону, пока позавтракаешь, и только уснешь — уже обед, ляжешь — проверка, а тут и ужин, и — на работу. (В. Пепеляев)



Во втором периоде работы лагеря в послевоенное время здесь было электричество:




«Название свое «Днепровский» получил по имени ключа — одного из притоков Нереги. Официально «Днепровский» называется прииском, хотя основной процент его продукции дают рудные участки, где добывают олово. Большая зона лагеря раскинулась у подножия очень высокой сопки. Между немногими старыми бараками стоят длинные зеленые палатки, чуть повыше белеют срубы новых строений. За санчастью несколько зеков в синих спецовках копают внушительные ямы под изолятор. Столовая же разместилась в полусгнившем, ушедшем в землю бараке. Нас поселили во втором бараке, расположенном над другими, недалеко от старой вышки. Я устраиваюсь на сквозных верхних нарах, против окна. За вид отсюда на горы со скалистыми вершинами, зеленую долину и речку с водопадиком пришлось бы втридорога платить где-нибудь в Швейцарии. Но здесь мы получаем это удовольствие бесплатно, так нам, по крайней мере, представляется.
Мы еще не ведаем, что, вопреки общепринятому лагерному правилу, вознаграждением за наш труд будут баланда да черпак каши — все заработанное нами отберет управление Береговых лагерей» (П. Демант)

В зоне все бараки старые, чуть-чуть подремонтированы, но уже есть санчасть, БУР. Бригада плотников строит новый большой барак, столовую и новые вышки вокруг зоны. На второй день меня уже вывели на работу. Нас, трех человек, бригадир поставил на шурф. Это яма, над ней ворот как на колодцах. Двое работают на вороте, вытаскивают и разгружают бадью — большое ведро из толстого железа (она весит килограммов 60), третий внизу грузит то, что взорвали. До обеда я работал на вороте, и мы полностью зачистили дно шурфа. Пришли с обеда, а тут уже произвели взрыв — надо опять вытаскивать. Я сам вызвался грузить, сел на бадью и меня ребята потихоньку спустили вниз метров на 6—8. Нагрузил камнями бадью, ребята ее подняли, а мне вдруг стало плохо, голова закружилась, слабость, лопата падает из рук. И я сел в бадью и кое-как крикнул: «Давай!» К счастью, вовремя понял, что отравился газами, оставшимися после взрыва в грунте, под камнями.
Отдохнув на чистом колымском воздухе, сказал себе: «Больше не полезу!» Начал думать, как в условиях Крайнего Севера, при резко ограниченном питании и полном отсутствии свободы выжить и остаться человеком? Даже в это самое трудное для меня голодное время (уже прошло больше года постоянного недоедания) я был уверен, что выживу, только надо хорошо изучить обстановку, взвесить свои возможности, продумать действия. Вспомнились слова Конфуция: «У человека есть три пути: размышление, подражание и опыт. Первый — самый благородный, но и трудный. Второй — легкий, а третий — горький».
Мне подражать некому, опыта — нет, значит, надо размышлять, надеясь при этом только на себя. Решил тут же начать искать людей, у которых можно получить умный совет. Вечером встретил молодого японца, знакомого по магаданской пересылке. Он мне сказал, что работает слесарем в бригаде механизаторов (в мехцехе), и что там набирают слесарей — предстоит много работы по постройке промприборов. Обещал поговорить обо мне с бригадиром. (В. Пепеляев)

Ночи здесь почти нет. Солнце только зайдет и через несколько минут уже вылезет почти рядом, а комары и мошка — что-то ужасное. Пока пьешь чай или суп, в миску обязательно залетит несколько штук. Выдали накомарники — это мешки с сеткой спереди, натягиваемые на голову. Но они мало помогают. (В. Пепеляев)

Вы только представьте себе — все эти холмы породы в центре кадра образованы заключенными в процессе работы. Почти все делалось вручную!
Вся сопка напротив конторы была покрыта извлеченной из недр пустой породой. Гору будто вывернули наизнанку, изнутри она была бурой, из острого щебня, отвалы никак не вписывались в окружающую зелень стланика, которая тысячелетиями покрывала склоны и была уничтожена одним махом ради добычи серого, тяжелого металла, без которого не крутится ни одно колесо, — олова. Повсюду на отвалах, возле рельс, протянутых вдоль склона, у компрессорной копошились маленькие фигурки в синих рабочих спецовках с номерами на спине, над правым коленом и на фуражке. Все, кто мог, старались выбраться из холодной штольни, солнце грело сегодня особенно хорошо — было начало июня, самое светлое лето. (П. Демант)

В 50е годы механизация труда уже была на достаточно высоком уровне. Это остатки железной дороги, по которой руда на вагонетках опускалась вниз с сопки. Конструкция называется «Бремсберг»:



А эта конструкция — «лифт» для спуска-подъема руды, которая впоследствии выгружалась на самосвалы и отвозилась на перерабатывающие фабрики:


В долине работало восемь промывочных приборов. Смонтировали их быстро, только последний, восьмой, стал действовать лишь перед концом сезона. На вскрытом полигоне бульдозер толкал «пески» в глубокий бункер, оттуда по транспортерной ленте они поднимались к скрубберу — большой железной вращающейся бочке со множеством дыр и толстыми штырями внутри для измельчения поступающей смеси из камней, грязи, воды и металла. Крупные камни вылетали в отвал — нарастающую горку отмытой гальки, а мелкие частицы с потоком воды, которую подавал насос, попадали в длинную наклонную колодку, мощенную колосниками, под которыми лежали полосы сукна. Оловянный камень и песок оседали на сукне, а земля и камушки вылетали сзади из колодки. Потом осевшие шлихи собирали и снова промывали — добыча касситерита происходила по схеме золотодобычи, но, естественно, по количеству олова попадалось несоизмеримо больше. (П. Демант)


Вышки охраны располагались на вершинах сопок. Каково там было персоналу, охранявшему лагерь в пятидесятиградусный мороз и пронизывающий ветер?!

Кабина легендарной «Полуторки»:




Пришел март 1953 года. Траурный всесоюзный гудок застал меня на работе. Я вышел из помещения, снял шапку и молился Богу, благодарил за избавление Родины от тирана. Говорят, что кто-то переживал, плакал. У нас такого не было, я не видел. Если до смерти Сталина наказывали тех, у кого оторвался номер, то теперь стало наоборот — у кого не сняты номера, тех не пускали в лагерь с работы.
Начались перемены. Сняли решетки с окон, ночью не стали запирать бараки: ходи по зоне куда хочешь. В столовой хлеб стали давать без нормы, сколько на столах нарезано — столько бери. Там же поставили большую бочку с красной рыбой — кетой, кухня начала выпекать пончики (за деньги), в ларьке появились сливочное масло, сахар.
Пошел слух, что наш лагерь будут консервировать, закрывать. И, действительно, вскоре началось сокращение производства, а потом — по небольшим спискам — этапы. Много наших, и я в том числе, попали в Челбанью. Это совсем близко от большого центра — Сусумана. (В. Пепеляев)

Призрачная Колыма

Леша Чеканов, или однодельцы на Колыме // Варлам Шаламов

Леша Чеканов, потомственный хлебороб, техник-строитель по образованию, был моим соседом по нарам 69-й камеры Бутырской тюрьмы весной и летом 1937 года.

Так же, как и многим другим, я как староста камеры оказал Леше Чеканову первую помощь: сделал ему первый укол, инъекцию эликсира бодрости, надежды, хладнокровия, злости и самолюбия – сложного лекарственного состава, необходимого человеку в тюрьме, особенно новичку. То же чувство блатные – а в вековом опыте им отказать нельзя – выражают в знакомых трех заповедях, не верь, не бойся и не проси.

Дух Леши Чеканова был укреплен, и он отправился в июле в дальние колымские края. Леша был осужден в один и тот же день со мной, осужден по одной статье на одинаковый срок. Нас везли на Колыму в одном вагоне.

Мы мало оценили коварство начальства – из земного рая Колыма должна была к нашему приезду превратиться в земной ад.

На Колыму нас везли умирать и с декабря 1937 года бросили в гаранинские расстрелы, в побои, в голод. Списки расстрелянных читали день и ночь.

Всех, кто не погиб на Серпантинной – следственной тюрьме Горного управления, а там расстреляли десятки тысяч под гудение тракторов в 1938 году, – расстреляли по спискам, ежедневно под оркестр, под туш читаемым дважды в день на разводах – дневной и ночной смене.

Случайно оставшийся в живых после этих кровавых событий, я не избежал своей, намеченной мне еще в Москве, участи: получил новый десятилетний срок в 1943 году.

Я «доплывал» десятки раз, скитался от забоя до больницы и обратно и к декабрю сорок третьего оказался на крошечной командировке, которая строила новый прииск – «Спокойный».

Десятники, или, как их называют по-колымски, – смотрители, были для меня лицами слишком высокого ранга, с особой миссией, с особой судьбой, чьи линии жизни не могли пересечься с моими.

Десятника нашего куда-то перевели. У каждого арестанта есть судьба, которая переплетается со сражениями каких-то высших сил. Человек-арестант или арестант-человек, сам того не зная, становится орудием какого-то чужого ему сражения и гибнет, зная за что, но не зная почему. Или знает почему, но не знает за что.

Вот по законам этой-то таинственной судьбы нашего десятника сняли и перевели куда-то. Я не знаю, да мне это и не нужно было знать, ни фамилии десятника, ни нового его назначения.

К нам в бригаду, где было всего десять доходяг, был назначен новый десятник.

Колыма, да и не только Колыма, отличается тем, что там все – начальники, все. Даже маленькая бригада в два человека имеет старшего и младшего; при всей универсальности двоичной системы людей всегда делят не на равные части, двух людей не делят на равные части. На пять человек выделяется постоянный бригадир, не освобожденный от работы, конечно, а такой же работяга. А на бригаду в пятьдесят человек всегда бывает освобожденный бригадир, то есть бригадир с палкой.

Живешь ведь без надежд, а колесо судьбы – неисповедимо.

Орудие государственной политики, средство физического уничтожения политических врагов государства – вот главная роль бригадира на производстве, да еще на таком, которое обслуживает лагеря уничтожения.

Бригадир тут защитить никого не может, он сам обречен, но будет карабкаться вверх, держаться за все соломинки, которые бросает ему начальство, и во имя этого призрачного спасения – губит людей.

Подбор бригадиров для начальства – задача первоочередная.

Бригадир – это как бы кормилец и поилец бригады, но только в тех пределах, которые ему отведены свыше. Он сам под строгим контролем, на приписках далеко не уедешь – маркшейдер в очередном замере разоблачит фальшивые, авансированные кубики, и тогда бригадиру крышка.

Поэтому бригадир идет по проверенному, по надежному пути – выбивать эти кубики из работяг-доходяг, выбивать в самом реальном физическом смысле – кайлом по спине, и как только выбивать становится нечего, бригадир, казалось бы, должен стать работягой, сам разделить судьбу убитых им людей.

Но бывает не так. Бригадира переводят на новую бригаду, чтобы не пропал опыт. Бригадир расправляется с новой бригадой. Бригадир жив, а бригада его – в земле.

Кроме самого бригадира, в бригаде живет еще его заместитель, по штатам – дневальный, помощник убийцы, охраняющий его сон от нападения.

В охоте за бригадирами в годы войны на «Спокойном» пришлось взорвать аммонитом весь угол барака, где спал бригадир. Вот это было надежно. Погиб и бригадир, и дневальный, и их ближайшие друзья, которые спят рядом с бригадиром, чтоб рука мстителя с ножом не дотянулась до самого бригадира.

Преступления бригадиров на Колыме неисчислимы – они-то и есть физические исполнители высокой политики Москвы сталинских лет.

Но и бригадир не без контроля. За ним наблюдают по бытовой части надзиратели в ОЛПе, те несколько часов, которые заключенный оторван от работы и в полузабытьи спит.

Наблюдает и начальник ОЛПа, наблюдает и следователь-уполномоченный.

Все на Колыме следят друг за другом и доносят куда надо ежедневно.

Доносчики-стукачи испытывают мало сомнения – доносить нужно обо всем, а там начальство разберется, что было правдой, что ложью. Правда и ложь – категории вовсе не подходящие для осведомителя.

Но это – наблюдения изнутри зоны, изнутри лагерной души. За работой бригадира весьма тщательно и весьма официально следит его производственное начальство – десятник, называемый на Колыме по-сахалински смотрителем. За смотрителем наблюдает старший смотритель, за старшим смотрителем – прораб участка, за прорабом – начальник участка, за начальником участка – главный инженер и начальник прииска. Выше эту иерархию я вести не хочу – она чрезвычайно разветвлена, разнообразна, дает простор и для фантазии любого догматического или поэтического вдохновения.

Важно подчеркнуть, что именно бригадир есть точка соприкосновения неба и земли в лагерной жизни.

Из лучших бригадиров, доказавших свое рвение убийц, и вербуются смотрители, десятники – ранг уже более высокий, чем бригадир. Десятник уже прошел кровавый бригадирский путь. Власть десятника для работяг беспредельна.

В колеблющемся свете колымской бензинки, консервной банки с четырьмя трубочками с горящими фитилями Из тряпки, – единственный, кроме печей и солнца, свет для колымских работяг и доходяг – я разглядел что-то знакомое в фигуре нового десятника, нового хозяина нашей жизни и смерти.

Радостная надежда согрела мои мускулы. Что-то знакомое было в облике нового смотрителя. Что-то очень давнее, но существующее, вечно живое, как человеческая память.

Ворочать память очень трудно в иссохшем голодном мозгу – усилие вспомнить сопровождалось резкой болью, какой-то чисто физической болью.

Уголки памяти давно вымели весь ненужный сор вроде стихов. Какая-то более важная, более вечная, чем искусство, мысль напрягалась, звенела, но никак не могла вырваться в мой тогдашний словарь, на какие-то немногие участки мозга, которыми еще пользовался мозг доходяги. Чьи-то железные пальцы давили память, как тюбик с испорченным клеем, выдавливая, выгоняя наверх каплю, капельку, которая еще сохранила человеческие свойства.

Этот процесс припоминания, в котором участвовало все тело, – холодный пот, выступивший на иссохшей коже, и пота-то не было, чтобы мне помочь ускорить этот процесс, – закончился победой... В мозгу возникла фамилия:

Чеканов!

Да, это был он, Леша Чеканов, мой сосед по Бутырской тюрьме, тот, кого я избавил от страха перед следователем. Спасение явилось в мой холодный и голодный барак – восемь лет прошло с тех пор, восемь столетий, давно наступил двенадцатый век, скифы седлали коней на камнях Колымы, скифы хоронили царей в мавзолеях, и миллионы безымянных работяг тесно ложились в братские могилы Колымы.

Да, это был он, Леша Чеканов, спутник моей светлой юности, светлых иллюзий первой половины тридцать седьмого года, которые еще не знали предназначенной им судьбы.

Спасение явилось в мой голодный и холодный барак в образе Леши Чеканова, техника-строителя по специальности, десятника нашего нового.

Вот это было здорово! Вот этот чудесный случай, которого стоило ждать восемь лет!

«Доплывание» – позволяю заявить приоритет на этот неологизм или, по крайней мере, на его временную форму. Доходяга, тот, кто «доплыл», не делает этого в один день. Копятся какие-то потери, сначала физические, потом нравственные, – остатков тех нервов, сосудов, ткани уже не хватает, чтобы удержать старые чувства.

На смену им приходят новые – эрзац-чувства, эрзац-надежды.

В процессе «доплывания» есть какой-то предел, когда теряются последние опоры, тот рубеж, после которого все лежит по ту сторону добра и зла, и самый процесс «доплывания» убыстряется лавинообразно. Цепная реакция, выражаясь современным языком.

Тогда мы не знали об атомной бомбе, о Хиросиме и Ферми. Но неудержимость, необратимость «доплывания» была нам известна отлично.

Для этой цепной реакции в блатном языке есть гениальное прозрение – вошедший в словарь термин «лететь под откос», абсолютно точный термин, созданный без статистики Ферми.

Потому-то и была отмечена в немногочисленной статистике и многочисленных мемуарах точная, исторически добытая формула: «Человек может доплыть в две недели». Это – норма для силача, если его держать на колымском, в пятьдесят – шестьдесят градусов, холоде по четырнадцать часов на тяжелой работе, бить, кормить только лагерным пайком и не давать спать.

К тому же акклиматизация на Крайнем Севере – дело очень непростое.

Потому-то дети Медведева и не могут понять, почему так скоро умер их отец – здоровый мужчина лет сорока, если первое письмо он прислал из Магадана с парохода, а второе из больницы Сеймчан, и это больничное стало последним. Потому-то и генерал Горбатов, попав на прииск «Мальдяк», сделался полным инвалидом в две недели, и только случайное отправление на рыбалку на Олу, на побережье, спасло ему жизнь. Потому-то и Орлов, референт Кирова, ко времени своего расстрела на «Партизане» зимой 1938 года уже был доходягой, который все равно не нашел бы места на земле.

Две недели – это и есть тот срок, который превращает здорового человека в доходягу.

Я все это знал, понимал, что в труде нет спасения, и скитался от больницы до забоя и обратно восемь лет. Спасение наконец пришло. В самый нужный момент рука провидения привела Лешу Чеканова в наш барак.

Я спокойно заснул крепким веселым сном со смутным ощущением какого-то радостного события, которое вот-вот наступит.

На следующий день на разводе – так называется коротко процедура развода по работам, которая делается на Колыме и для десятников, и для миллионов человек в один и тот же час дня по звону рельса, как крику муэдзина, как звону колокола с колокольни Ивана Великого – а Грозный и Великий синонимы в русском языке, – я убедился в своей чудесной правоте, в своей чудесной надежде.

Новый десятник был действительно Леша Чеканов.

Но мало узнать самому в такой ситуации, надо, чтоб и тебя узнали в этом двустороннем взаимном облучении.

По лицу Леши Чеканова было ясно видно, что он меня узнал и, конечно, поможет. Леша Чеканов тепло улыбнулся.

У бригадира он тут же осведомился о моем трудовом поведении. Характеристика была дана отрицательная.

– Что же, блядь, – громко сказал Леша Чеканов, глядя мне прямо в глаза, – думаешь, если мы из одной тюрьмы, так тебе и работать не надо? Я филонам не помогаю. Трудом заслужи. Честным трудом.

С этого дня меня стали гонять более усердно, чем раньше. Через несколько дней Леша Чеканов объявил

на разводе:

– Не хочу тебя бить за твою работу, а просто отправлю тебя на участок, в зону. Там тебе, бляди, и место. В бригаду Полупана пойдешь. Он тебя научит, как жить! А то, видишь, знакомый! По воле! Друг! Это вы, суки, нас погубили. Все восемь лет я тут страдал из-за этих гадов – грамотеев!

В тот же вечер бригадир увел меня на участок с пакетом. На центральном участке управления прииском «Спокойный» я был помещен в барак, где жила бригада Полупана.

С самим бригадиром я познакомился на следующее же утро – на разводе.

Бригадир Сергей Полупан был молодой парень лет двадцати пяти, с открытым лицом и белокурым чубом под блатаря. Но блатарем Сергей Полупан не был. Он был природный крестьянский парень. Железной метлой Полупан был сметен в тридцать седьмом году, получил срок по пятьдесят восьмой и предложил начальству искупить свою вину – приводить врагов в христианский вид.

Предложение было принято, и из бригады Полупана было оборудовано нечто вроде штрафной роты со скользящим, переменным списочным составом. Штрафняк на самом штрафняке, тюрьма в тюрьме самого штрафного прииска, которого еще не было. Мы и строили для него зону и поселок.

Барак из свежих бревен лиственницы, сырых бревен дерева, которое, как и люди на Крайнем Севере, бьется за свою жизнь, а потому угловато и суковато, и ствол у него перекручен. Эти сырые бараки не прогревались печами Никаких дров не хватило бы, чтобы осушать эти трехсотлетние, выросшие в болоте тела. Барак сушили людьми, телами строителей.

Здесь и началась одна из моих страстей.

Каждый день на глазах всей бригады Сергей Полупан меня бил: ногами, кулаками, поленом, рукояткой кайла, лопатой. Выбивал из меня грамотность.

Битье повторялось ежедневно. Бригадир Полупан носил телячью куртку, розовую куртку из телячьей шкуры – чей-то подарок или взятка, чтобы откупиться от кулаков, вымолить отдых хоть на один день.

Таких ситуаций я знаю много. У меня самого не было куртки, да если бы и была, я бы не отдал ее Полупану – разве только блатари вырвали бы из рук, сдернули с плеч.

Разгорячившись, Полупан снимал куртку и оставался в телогрейке, управляясь с ломиком и кайлом еще более свободно.

Полупан выбил у меня несколько зубов, надломил ребро.

Все это делалось на глазах всей бригады. В бригаде Полупана было человек двадцать. Бригада была скользящего переменного состава, учебная бригада.

Утренние избиения продолжались столько времени, сколько я пробыл на этом прииске, на «Спокойном»..

По рапорту бригадира Полупана, утвержденному начальником прииска и начальством ОЛПа, я был отправлен в Центральное северное управление – в поселок Ягодный, как злостный филон, для возбуждения уголовного дела и нового срока.

Я сидел в изоляторе в Ягодном под следствием, завелось дело, шли допросы. Инициатива Леши Чеканова обозначилась достаточно ясно.

Была весна сорок четвертого, яркая колымская военная весна.

В изоляторе гоняют следственных на работы, стремясь выбить хоть один рабочий час из транзитного дня, и следственные не любят этой укоренившейся традиции лагерей и транзиток.

Но я ходил на работу не затем, конечно, чтобы попытаться выбить какую-т о норму в ямке из камня, а просто подышать воздухом, попросить, если дадут, лишнюю миску супа.

В городе, даже в лагерном городе, каким был поселок Ягодный, было лучше, чем в изоляторе, где пропахло смертным потом каждое бревно.

За выходы на работу давали суп и хлеб, или суп и кашу, или суп и селедку. Гимн колымской селедке я еще успею написать, единственному белку арестанта, – ведь не мясо же на Колыме сохраняет белковый баланс. Это сельдь подбрасывает последние поленья в энергетическую топку доходяги. И если доходяга сохранил жизнь, то именно потому, что он ел сельдь, соленую, конечно, и пил – вода в этом смертном балансе не в счет.

А самое главное – на воле было можно разжиться табаком, курнуть, понюхать, когда товарищ курит, если уж не покурить. В зловредность никотина, в канцерогенность табака ни один арестант не поверит. Впрочем, дело может объясняться ничтожным разведением этой капли никотина, которая убивает лошадь.

«Дыхнуть» – курнуть раз, все-таки, наверно, мало яда и много мечтательности, удовлетворения.

Табак – это высшая радость арестанта, продолжение жизни. Повторяю, что я не знаю, жизнь – благо или нет.

Доверяя лишь звериному чутью, я двигался по улицам Ягодного. Работал, долбил ямки ломом, скреб лопатой, чтоб хоть что-нибудь выскрести для столбов поселка, известного мне очень хорошо. Там меня судили всего год назад – дали десять лет, оформили «врага народа». Этот приговор десятилетний, новый срок, начатый так недавно, и остановил, конечно, оформление нового дела отказчика. За отказы, за филонство срок добавить можно, но когда новый срок только начат – трудно.

Водили нас на работу под большим конвоем – как-никак мы были люди следственные, если еще люди...

Я занимал свое место в каменной ямке и старался разглядывать прохожих – мы работали как раз на дороге, а зимой новые тропы на Колыме не пробиваются ни в Магадане, ни на Индигирке.

Цепочка ямок тянулась вдоль улицы – конвой наш, как ни велик, растянут был вне положенного по инструкции предела.

Навстречу нам, вдоль наших ямок, вели большую бригаду или группу людей, еще не ставших бригадой. Для этого надо разделить людей на группы по количеству не менее трех и дать им конвой с винтовками. Людей этих только что сгрузили с машин. Машины стояли тут же.

Боец из охраны, которая привела людей в наш ОЛП Ягодный, что-то спросил у нашего конвоира.

И вдруг я услышал голос, истошный радостный крик:

– Шаламов! Шаламов!

Это был Родионов из бригады Полупана, работяга и доходяга, как я, с штрафняка «Спокойного».

– Шаламов! Я Полупана-то зарубил. Топором в столовой. Меня на следствие везут по этому делу. Насмерть! – исступленно плясал Родионов. – В столовой топором.

От радостного известия я действительно испытал теплое чувство.

Конвоиры растащили нас в разные стороны.

Следствие мое кончилось ничем, нового срока мне не намотали. Кто-то высший рассудил, что государство мало получит пользы, добавляя мне снова новый срок.

Я был выпущен из следственной тюрьмы на одну из витаминных командировок.

Чем кончилось следствие об убийстве Полупана, не знаю. Тогда рубили бригадирских голов немало, а на нашей витаминной командировке блатари ненавистному бригадиру отпилили голову двуручной пилой.

С Лешей Чекановым, моим знакомым по Бутырской тюрьме, я больше не встречался.

1970 - 1971

Шаламов В.Т. Собрание сочинений в четырех томах. Т.2. - М.: Художественная литература, Вагриус, 1998. - С. 321 - 329

Именной указатель: Иван Грозный, Орлов Д.Н.

Все права на распространение и использование произведений Варлама Шаламова принадлежат А.Л.Ригосику, права на все остальные материалы сайта принадлежат авторам текстов и редакции сайта shalamov.ru. Использование материалов возможно только при согласовании с редакцией [email protected] Сайт создан в 2008-2009 гг. на средства гранта РГНФ № 08-03-12112в.

На Колыме создают исторический музей под открытым небом "Эхо ГУЛАГа"


Фото NEWSru. com В годы сталинских репрессий Колыма была символом советского ГУЛАГа
Фото NEWSru.com

Историки Колымы приступили к созданию в поселке Ягодное музейной экспозиции "Эхо ГУЛАГа", посвященной памяти политических заключенных, пострадавших от сталинских репрессий.

В годы сталинских репрессий Колыма была символом советского ГУЛАГа. Каторжным трудом сотен тысяч заключенных на Колыме создавались рудники, строились поселки и дороги, велась добыча золота. В Магадане сейчас проживает около 500 человек, пострадавших от политических репрессий 30-50-х годов прошлого века. Всего в городе выдано более 5 тысяч свидетельств о реабилитации. Часто свидетельства о реабилитации выдаются детям или внукам репрессированных, так как сами они не дожили до этого дня.

В Магадане установлена скульптурная композиция "Маска скорби", созданная знаменитым скульптором Эрнстом Неизвестным. Мемориал установлен у подножья сопки Крутой, где в 30-50-е годы располагалась пересыльная тюрьма "Транзитка". Среди заключенных этих лагерей были такие известные люди, как: прозаик и поэт Варлам Шаламов, Евгения Гинзбург - мать известного российского писателя Василия Аксенова, генеральный конструктор ракет, академик Сергей Королев, академик Георгий Арбатов, актер Георгий Жженов и многие другие.

Как рассказал РИА "Новости" автор проекта, председатель историко-просветительской организации "Поиск незаконно репрессированных" Иван Паникаров, "проект экспозиции под открытым небом стал победителем конкурса музейных проектов "Меняющийся музей в меняющемся мире", который проводил Благотворительный фонд Потанина при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. В связи с этим появились деньги на воплощение давней задумки - создания музея под открытым небом, где будет воссоздан внешний вид лагерей с их сторожевыми вышками, фрагментами бараков, изоляторов, в которых будут представлены предметы быта политзаключенных, их письма и творчество периода заключения на Колыме в 30-50-е годы прошлого столетия. Завершить создание экспозиции планируется в следующем году".

По его словам, все это будет размещено на площади в три гектара, обнесенной колючей проволокой на окраине районного центра поселка Ягодное Ягодинского района Колымы. Поселок расположен в восьми часах езды от областного центра - Магадана, но, как показывает опыт музейных экспозиций в Ягодном, это не помешает желающим ознакомиться с историей репрессий 30-50-х годов, получить информацию о своих родственниках.

14.1 - Колыма - В неизвестность


Весна 2006 г. (14.1)
стр. 58-71


Колыма
В неизвестность
Известные сталинские лагеря в Сибири
по Багиров Айюб (1906-1973)

Арестован в 1937 г., осужден по ложному делу. Обвинение в 1939 году к восьми годам исправительных работ на Колыме. На самом деле он был в ссылке 18 лет, так как его не выпустили. до 1955 года, через два года после смерти Сталина.

Автор книги «Горькие дни на Колыме» (Горки Дни на Колиме). на русском языке, который был опубликован в 1999 году. Пришла более короткая версия на азербайджанском языке в 2001 году.

Книга Айюба Багирова «Горькие дни Колымы» была Впервые опубликовано на русском языке в 1999 году под названием «Горки Дни на Колиме». Насколько нам известно, это был первый личный рассказ азербайджанца. автор о годах, проведенных в ссылке в пресловутой тюрьме система Колымы, расположенная в невыносимо холодном пейзаже Сибири.

Автор Айюб Багиров (1906-1973) был главным финансовым Сотрудник БакСовета (мэрии). В 1937 году его арестовали. по ложным обвинениям в антиреволюционной деятельности как «Враг народа ». Содержится в печально известной бакинской тюрьме НКВД. допрашивали и пытали почти полтора года, прежде чем приговорен к восьми годам исправительно-трудового лагеря. К сожалению, восемь лет растянулись на 18 лет, как это было верно для многих заключенные.Он был освобожден только в 1955 году, через два года после сталинского смерть. Он вернулся в Баку.

К сожалению, Айюб не дожил до плодов тщательного анализа этих трудные годы опубликованы. Его книга выходила почти 25 лет после его смерти. Мы должны поблагодарить его сына Мирзу за огромную работа по редактированию и публикации этого личного взгляда на Колымские лагеря и за то, что поделился с нами идеями отца о жизни в таких невыносимых ситуациях.

Здесь публикуем первую главу. Глава I: Арест. Поездка На Крайний Север: Лагерь Бутигичаг (страницы 5-50). Перевод с Русский - Айсель Мустафаева, редакция Бетти Блэр.

Показанная здесь заставляющая задуматься скульптура создана азербайджанцами. художник Фазиль Наджафов (1935-). Хотя Фазиля не репрессировали сам, он родился в те годы, когда чистки были так преобладает. Чтобы узнать больше о его работах в Azerbaijan International, см. «Замороженные образы перехода» (AI 3.1 (Весна 1995). Также "Выразительное великолепие камня" AI 7.2 (лето 1999 г.). Найдите обе статьи на AZER.com. За больше образцов работ Фазиля и 170 других азербайджанских художников, посетите AZgallery.org. Контакты Фазиля Наджафова: Студия: (994-12) 466-7109, мобильный: (994-50) 342-8999.

бухта Нагаева
В один темный пасмурный день поздней осенью 1939 года пароход «Дальстрой» [Один из многих кораблей, которые использовались особенно в 1930-40-х гг. перевезти десятки тысяч рабов в Магадан и на Колымские лагеря на Крайнем Северо-Востоке России] вошел залив Нагаева [В Магадане в Охотском море находится корабли пришвартовались, чтобы заключенные высадились на Колыму.Бухта и порт Нагаев названы в честь русского гидрографа. и картограф адмирал Алексей Иванович Нагаев (1704-1781)].

Холодный дул ветер. Появились большие валуны вдоль берега. как темные зловещие тени. Близлежащие холмы уже были покрыты с первым снегом. В этом месте царила жуткая тишина. Где были обычные звуки, характерные для портовой жизни и жилой город бухты?

Слева: В память о жертвах мировой войны II, 25 лет спустя, азербайджанский скульптор Фазиль Наджафов, 1965 год.Свяжитесь с Фазилем в его студии: (994-12) 466-7109, моб.: (994-50) 342-8999.

На борту находилось много пассажиров - людей разных судеб, профессий. и веками со всех уголков нашей необъятной страны. А потом там были мы южанами [Здесь имеется в виду любой, кто приехал из любого республики Южного Кавказа, а также другие республики южная часть СССР - туркмены, казахи, таджики, узбеки, и киргизский].

Большинство пассажиров составляли политзаключенные - те, кто был арестован за «контрреволюционную деятельность» и обвинен по ст.58 Уголовного кодекса [статья 58 Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (СФСР) Уголовное дело Кодекс вступил в силу 25 февраля 1927 года, чтобы арестовать любого подозревается в контрреволюционной деятельности. На самом деле это была «универсальной фразой», которая позволяла властям арестовать любого и возбудить против него уголовное дело].

Наконец-то после тяжелого путешествия мы прибыли в пункт назначения - Колыма. [Колыма - край на крайнем северо-востоке России.Это ограничено Северным Ледовитым океаном на севере и Охотским морем на юге. Помимо Антарктиды, ее климат считается самым суровый в мире. При Иосифе Сталине Колыма стала самый пресловутый регион ГУЛАГа [Википедия].

Считается, что через Колыму прошли миллионы заключенных. рабский труд]. По прибытии многие заключенные дышали легче, несмотря на то, что название «Колыма» напугал их.Те, кто никогда не был на Севере [Сибирь] мы, молодые люди, не имели ни малейшего понятия, как чего ожидать. Мы старались держаться вместе, пока возможно, и помочь тем, кто устал от долгого поездка - пожилые люди и наши друзья. Наше поколение выросло во время борьбы за социалистические реформы в Советском Союзе. Мы участвовали в крупных проектах и ​​справились с трудности принудительного коллективизма в деревне.
Всякий раз, когда партия манила, мы изо всех сил пытались помочь эти ситуации, иногда даже с риском для нашей жизни. И сейчас, после «Десяти победоносных лет Сталина» мы сами был арестован и сослан вместе с другими заключенными для развития районы Крайнего Севера Восточной Сибири - Колыма и Чукотка [Самый дальний северо-восточный регион России, на берегу Берингово море. Область подверглась коллективизации и принудительному поселение в советское время.Имеет большие запасы нефти, природный газ, уголь, золото и вольфрам [Википедия. Записи в Википедии цитируются от 15 апреля 2006 г.].

Мы, политические заключенные, знали, что на самом деле мы не «враги». народа », ни врагов Советской власти. в белой глуши колымских лагерей - умирают от голода, холод, рабский труд, пытки и болезни - большинство из нас все еще не есть хоть какое-то представление, почему нас привели сюда умирать.

Молодежь
На самом деле, наша ситуация была довольно ироничной.После непрерывного годы промывания мозгов, которые повлияли на нас в детстве и граждан советских республик, мы старались забыть плохое вещи, которые происходили с нами лично и посвящают нашу энергию к общим интересам нашей Родины. Большинство из нас были воспитанные в духе настоящего сталинизма: сначала была партия, потом Родина, и только потом семья - мать, отец и дети.

Нас кормили официальной линией и идеологической обработкой партии о комсомоле и Советском Союзе как о "самых справедливых сообщество в мире ".Мы получили такое образование с детства пионерами [Массовая молодежная организация для детей 10-15 лет, существовавшие в Советском Союзе между 1922 и 1990 [Википедия]. Я тоже считал себя невиновным. Вся моя жизнь Я жил при советской власти и служил этой власти и авторитет со всей моей силой и верой.

Я родился в городе Ленкорань [Город, расположенный недалеко от Азербайджанской южная граница с Ираном] в Азербайджане [около 1906 г.].Я не был даже год, когда я потерял своего отца Хазрата Гулу. Он был довольно богатый купец. После революции [относится к апрелю 1920, когда большевики взяли власть в Азербайджане.] - с раннего детства - я рос в бедности и лишениях. Моя мама не знала, как управлять имуществом мужа.

Будучи по натуре довольно доверчивой и наивной, вскоре она преследовали предприимчивые родственники и вскоре оказались на грани бедности. Она так и не поняла, как ее материальное богатство ускользнул сквозь пальцы.

В детстве после революции я использовал торговать сигаретами Рица на маленьком подносе, который висел вокруг моя шея. Я бродил по узким улочкам Ленкорани.

Карьера в финансах
Моя первая настоящая работа была бухгалтером в Ленкоранском районе. Финансовый отдел. В начале 1930 я приехал в Баку. и вскоре был повышен до должности менеджера Бакинского Финансовый отдел.Позже меня назначили членом Президиум БакСовета [БакСовет (через Российско-Бакинский Совет) имеется в виду Совет Баку, Мэрия], и подтвердил членом Наркомата финансов СССР с декабря 31 декабря 1936 г. решением СовНарКом [СовНарКом (через Русск. Народных комиссар), что означает Совет Народных Комиссаров. После 1946 года название было изменено на Совет министров], который имел подпись В. М. Молотова Вячеслава Михайловича Молотова (1890-1986). Советский политик и дипломат, был ведущей фигурой в советском правительстве с 1920-х годов, когда он пришел к власти как ставленник Иосифа Сталина, до 1950-х годов, когда он был уволен с должности Никитой Хрущевым [Википедия]. Какое бы задание мне ни давали, я был очень добросовестным выполнять свои обязанности.

Вверху: используемые маршруты судоходства в Арктике доставить заключенных в Колымские исправительно-трудовые лагеря.

Это было особенно сложно для всех, кто работал в сфере финансы в период коллективизации, когда сельчане пришлось отказаться от своей земли, животных и имущества.К тому же на такие требования правительство ввело искусственные займы, которые полностью обанкротили крестьянское хозяйство. Правительство подало все известные методы подавления и подавления фермеров.

Бакинская Немецкая Церковь
Я никогда не забуду постановление, связанное с закрытием Немецкая протестантская церковь [Немецкая протестантская церковь. Эта церковь все еще стоит сегодня и известен как "кирка", немецкое слово для церкви. Братья Нобели в Баку пожертвовали часть средств на строительство этой часовни.К счастью, во время в советское время этот храм не был разрушен, хотя многие другие были. Вместо этого здание, в котором находится орган. и имеет выдающуюся акустику, была преобразована в музыкальный концерт зал] в Баку. Довольно примечательное здание в центре города, расположенного на Телефонной улице [ныне улица 28 мая] Улица 28 мая названа в честь Дня Независимости Азербайджана, когда он завоевал независимость над русскими Царь в 1918 году.Этот день по сей день отмечается в честь Азербайджана. восстановила независимость от Советского Союза, хотя декларация независимости от Советского Союза официально 30 августа, 1991]

И правительство, и НКВД [НКВД: Русский для Народного Комиссариат Внутренних Дел (Наркомат внутренних дел) Дел) был правительственным ведомством, которое занималось рядом Государственные дела Советского Союза. Он известен прежде всего Главное управление государственной безопасности (ГУГБ), сменившее ОГПУ и ВЧК как органы секретной полиции Советского Союза. Союз и последовал КГБ.ГУГБ сыграло важную роль в сталинской этнической чистке и геноциде, и был ответственным за массовые убийства мирных жителей и другие военные преступления. Многие считают НКВД будет преступной организацией, в основном за деятельность сотрудников ГУГБ и следователей, а также поддерживающих НКВД войска и охрана ГУЛАГа] пробовали разные тактики, чтобы закрыть храм. Сначала они утверждали, что церкви были рассадниками антисоветской мысли. Потом распустили слухи, что священники а некоторые из прихожан были немецкими агентами.

Наконец, в начале 1937 г. Всесоюзный прокурор Вишинский А.Ю. вмешался и решил проблему раз и навсегда, обязав финансовые органы оценили немецкую церковь с таким огромный налоговый счет, который они не могли оплатить. Церковь скоро не было другого выбора, кроме как закрыть свои двери.

Встреча с Мир Джафар
Что касается моего ареста, я всегда подозревал, что был связующим звеном между моими обязанностями, связанными с финансовыми дела, вызвавшие Мир Джафара Багирова [Мир Джафар Багиров: секретарь Коммунистической партии Азербайджана, которые служили сталинским «правая рука» в Баку] - тиран республики. - приказать арестовать.

Однако меня арестовали НКВД и официально обвинили в "участии в антисоветскую организацию ». Однажды осенью 1937 г. Мир Джафар Багиров вызвал меня к себе в офис и попросил проверить в финансовые дела бывшего представителя БакСовет - Арнольд Петрович Олин. Понимаете, даже городские власти не обошли стороной сталинские чистки [Сталинские чистки: термин использован за волны репрессивных мер, проводимых Сталиным, особенно в 1930-1940-х гг.Одна из главных дат, связанных с Сталинские репрессии - 1937 год; однако были и другие даты, как до, так и после, что, вероятно, привело к еще большему количеству смертей. В сталинских чистках погибли миллионы людей. Многие люди были расстрелян [фактическая статистика неизвестна, но оценивается в миллионы], и миллионы были насильно переселены]. Из 11 членов Президиума Баксовета, только двое из нас еще не были арестованы.Я был одним из них.

Другие уже были репрессированы [Многие были заключены в тюрьмы и подвергнуты пыткам или отправлены в трудовые лагеря, оба функционируют как часть ГУЛАГа система. Многие умерли в трудовых лагерях из-за голода, болезней, выдержка и переутомление. Великая чистка началась при Начальник НКВД Генрих Ягода, но был проведен еще один крупный поход Николай Ежов с сентября 1936 г. по август 1938 г. другие последовали. Однако кампании проводились согласно генеральной линии, а часто и по прямому приказу партии Политбюро во главе со Сталиным [Википедия].

Слева: Постамент памятника Кирову на самый высокий холм в Баку с видом на Каспий. Обратите внимание, что барельеф относится к бурению нефтяных скважин. Памятник Кирову был демонтирован в 1992 году.

18 Репрессированные: термин, используемый для описания людей, которые были арестованы правительственными органами, заключен в тюрьму, расстрелян или отправлен в ссылку. Этот термин специально предназначен для описания злоупотребления властью против обычных граждане во время сталинских чисток. Термин «репрессия» официально использовалось для обозначения преследования лиц, признанных как контрреволюционеры и «враги народа».

Чистки были мотивированы желанием руководства убрать диссидентские элементы из партии и то, что часто считается желанием укрепить власть Иосифа Сталина. Были проведены дополнительные репрессивные кампании. против социальных групп, которым верили или обвиняли противостоять советскому государству и политике коммунистической Партия [Википедия].
Олин был также арестован и обвинен в том, что он "враг люди".

Мир Джафар Багиров дал мне месяц на проверку его финансовой отчетности и приказал мне предоставить это резюме ему лично. В течение в нашем разговоре он упомянул, что Олин был морально развращенным человек, и что он не только занимался деятельностью, которая враждебно настроены по отношению к правительству, но он получил доступ к городские финансы для личного пользования.

После проверки финансовой отчетности Баксовета я сказал Мир Джафару. что я не обнаружил никаких финансовых нарушений в этом отношении.Мир Джафар прервал наш телефонный разговор и начал ругается на меня. Когда наступила пауза, я отчетливо услышал его на другой телефон, обращающийся к наркому Сумбатову Топуридзе: «Эйюб Багиров из Баксовета должен быть расследован. сам ».

Я слишком хорошо понял, что это значит. Я понял, что меня ждет судьба моих коллег из Президиума Баксовета, а также тысячи других люди, боровшиеся за тюремными стенами НКВД.

Мир Джафар Багиров был верным последователем Сталина. На встречах и собрания, он называл Сталина воплощением Ленина. Я помню одну такую ​​встречу, которая произошла в Бакинский оперный театр. Стиль и методы сталинской администрации были широко представлены в Азербайджане Багировым.

Оппозиция любому из его планов сурово наказывалась. я помню возмутительное и кощунственное решение Багирова снести старейшее кладбище Баку, которое находится на холме над заливом [Кладбище: После Черного января 1990 г., когда Советский войска напали на мирных жителей в Баку, пытаясь подавить движение за независимость в Азербайджане, районе, который когда-то был Отведенный под парк Кирова был использован для захоронения жертв Черного января.Сегодня кладбище известно как «Шахидлар Хиябани». (Кладбище мучеников). Также некоторые жертвы карабахской войны похоронен там. В Шахидлар обычно вывозят иностранных сановников. Хиябани в рамках официального турне по Баку.

На его месте Багиров предложил создать парк культуры и отдыха. будет построен и назван в честь Кирова Сергей Михайлович Киров (1886-1934) сыграл важную роль в вводе большевистских войск в Баку, что взял под свой контроль Азербайджан в 1920 году.Киров возглавил партии большевиков Азербайджана в 1921 году. Он был верным сторонником Сталина. Его рост популярности вызвал ревность Сталина. 1 декабря 1934 года Киров был убит, и широко распространено мнение. что Сталин приказал его убить, хотя это никогда не было доказано [Википедия]. Именно это они и сделали. Они даже сделали мы - работники БакСовета - работаем субботниками. неоплачиваемая добровольная работа по субботам] по строительству парка.

Выше: Кировский парк аттракционов на что жаловался Эйюб Багиров, поскольку изначально это был кладбище. Только после Черного января 1990 года он был преобразован обратно. на кладбище, ныне известное как Кладбище мучеников (Шахидлар Хиябани). Мир Джафар Багиров, правая рука Сталина в Азербайджане создал парк в 1930-х годах.

Однажды я выразил некоторые сомнения в целесообразности строительства. парка с финансовой точки зрения.Незамедлительно после что меня выгнали из Коммунистической партии Азербайджана.

Арест
И тут случилось неизбежное. Долго ждать не пришлось. Рано утром 22 декабря [«Черные вороны»: Печально известные черные машины правительства, которые использовались для ареста подозреваемых, часто по ложным обвинениям в том, что они "враги Люди ». Эти« политические преступники »обычно заключен в тюрьму, отправлен в ссылку или казнен. Неожиданные аресты были часто делают в ранние утренние часы.Посмотреть картину Бориса Владимирского (1878-1950) на обложке Азербайджана. Международный журнал AI 13.4 (зима 2005 г.). Также прочтите рассказ Анара «Утро той ночи» в Азербайджане International AI 7.1 (весна 1999 г. ). Найдите обе статьи at AZER.com.], 1937 год, в мою дверь постучали трое агентов НКВД. Четвертый агент ждал на улице рядом с одним из машины - «Черный Ворон» .22 Я понял, что моя очередь пришел.Я только что вернулся из официальной поездки в Москву где я участвовал в Ежегодном Народном Комиссариате финансов.

Два агента НКВД обыскали все мои вещи в квартире, а третий писал протокол об обыске. Охранник со двора был вызван в качестве свидетеля. Он сел в кресле в холле. Обыск был просто формальностью агенты заранее знали, что ничего не найдут интерес.

При обыске наивно спросил, за что меня арестовывают. Один из агентов ответил, что я могу поговорить с Народным Комиссар внутренних дел и, может быть, меня отправят обратно Главная. Мне сказали взять с собой теплую одежду - шерстяные носки. и свитера. Для меня это было знаком, что меня заберут на длительный период времени. Потом вспомнил телефонный разговор что у меня было с Миром Джафаром Багировым. Такая встреча могла нелегко уволить.

Хотя была зима, солнце уже взошло. Как меня вели за дверь я сказал своей семье: «Всегда помни, что я ни в чем не виноват ". В этот момент моя племянница Бильгейис, кто жил с нами в то время, заплакал. Глубоко внутри я искренне верил, что все происходящее было какое-то недоразумение и что меня немедленно отпустят. Очевидно, тысячи ни в чем не повинных людей думали так же предмет.

Бакинская тюрьма НКВД
Пока мы ехали по городу, улицы были пусты. Медленно, наш Черный Ворон прошел через массивные стальные ворота НКВД Дом недалеко от набережной [Здание НКВД в Баку, расположенное на углу улицы Рашида Бейбутова и проспекта Азербайджана, Первоначально здание было построено в период правления нефтяных баронов. и сегодня используется как Государственная пограничная служба (Довлат Шархад Хидмати)].
Вверху: Скульптура «Слепые» работы Фазиля Наджафова, бронза.

Большинство бакинцев знали административное здание НКВД Азербайджана как трехэтажное здание.

Но внешний вид здания скрывал существование другого здание внутри двора, которое было самой тюрьмой и состоял из четырех этажей с довольно толстыми стенами и решеткой. окна. Во дворе была паровая установка, которая обеспечивала здание с собственным источником электроэнергии.

Также был гараж.На первом этаже тюрьмы есть были пристройки, такие как туалеты, душевые и охранники комната. Помещения в подвале изначально использовались как винные. погреба до революции [дореволюционные времена: Это ссылается на дни нефтяных баронов в Баку до прихода к власти большевиков. в апреле 1920 г.] и простирался далеко под водой.

Теперь эти камеры использовались как камеры пыток. С обеих сторон длинных тюремных коридоров были рядами камер, вмещавших 10, 20 и более заключенных.

Поскольку в 1937-1938 гг. В Азербайджане было много арестов, тюрьмы были полны ... Камеры были типичными. У них был бетон этажи. В двери было маленькое окошко, через которое еда можно было пройти. С потолка свисала тусклая лампочка. Маленький отверстие на двери было закрыто кожаной тканью, чтобы за заключенными можно было наблюдать. Окна камеры - примерно 30 х 40 см - обычно выходит во двор.

На втором этаже решетки на окнах были полностью закрыты. с металлическими жалюзи, чтобы солнце не светило; это было невозможно увидеть даже небольшой участок неба.Комнаты, которые имели окна во двор, использовались как офисы для следователи.

«Всегда помнить что я ни в чем не виноват, - сказал я своей семье, когда меня вели за дверь. Глубоко внутри я искренне верил, что все это было какое-то недоразумение, и это Меня немедленно отпустят. Очевидно, тысячи невинных люди думали то же самое."

-Аюб Багиров
«Горькие дни Колымы»



В те годы массовых арестов были выставлены вооруженные солдаты. по улицам у здания НКВД. Правительство сделало все можно предотвратить побег заключенных от этого - жесточайшее зданий. Возможности бежать не было. Они были настроены доказать свою вину любыми возможными способами. Позже я узнал от моих сокамерников, что расстрелы проходили в подвале Здание НКВД, как и на острове Наргин на Каспии нет далеко от Баку.На этом острове никто не жил; поэтому там никогда не были свидетелями этих преступлений. Никто, кроме палачей когда-либо слышал те выстрелы. Искусственные заряды Против меня
Меня обвинили в участии в антисоветской организации, которую возглавил представитель Бакинского Совета А.П. Олин. По национальности латыш, член партии с 1918 г. Работал латышским стрелком, охранявшим Кремль. Он также работал в политических ведомствах Центральной Азии. и Закавказье.С 1931 по 1934 год он работал секретарем Закавказского края в Комитете ВКП, который отвечал за транспортировку и поставки.

С 1934 по 1936 год был представителем Закавказья. возле СовНарКом СССР, а жил и работал в Москве. В 1936 г. он был переведен в Баку и с июля исполнял обязанности представителя БакСовета [Мэрия]. Осенью 1937 г. его арестовали. и отправили обратно в Москву. Его казнили в Тбилиси.

Я знал Олина как коллегу по БакСовету всего несколько раз. месяцы. Он был не очень общительным человеком. Я нашел его серьезным и добросовестно относится к своей работе.

Слева: Семья Фазиля Наджафова, бронза Позже, посидев за стенами НКВД Азербайджана я понял, что Мир Джафар Багиров и Сумбатов - Топуридзе хотел получить дополнительные материал против Олина. Итак, я был арестован как участник воображаемой контрреволюционной, антисоветской организации из которых якобы руководил Олин. Я был вовлечен просто потому что я был его сотрудником.

Допросы начались три или через четыре дня после ареста. Их осуществил Х. Халдибанов. Первым вопросом на каждом допросе была попытка рассказать, как Олин вовлек меня в свою антисоветскую организацию - главной целью которого было уничтожение Советской власти, восстановление капитализм, и даже возродить различные виды деятельности рыночной экономики. Обвинения в мой адрес были абсурдными.Широкий круг людей обвиняли меня - некоторых я даже не знал.

В несуществующей контрреволюционной организации которой Я, предположительно, был участником, было еще 20 участников. Там были люди разного возраста и профессий, работавшие в разных учреждения и предприятия, многие из которых работали в БакСовет, обкомы партии, исполкомы, нефтяной сектор, строительные и снабженческие организации.

Я чувствовал себя маленькой пешкой в ​​разыгрываемой политической игре Мир Джафара Багирова и Сумбатова - Топуридзе, в котором они пытался собрать самые злобные доказательства об административных работники республики и БакСовета. На основании показаний, что они добыли, пытая Олина и его заместителя Кудрявцева, которые был арестован до меня, следователь угрожал мне с пытками, если я не назову конкретную дату (якобы конец марта 1937 г.), когда я присоединился к этому вымышленному антисоветскому организация.

Помню, как однажды меня привели на встречу с Сумбатовым - Топуридзе, который требовал: «Подтвердите, что вы были членом Олинской организации, и мы освободим вас ». Когда он не получил ответ, который он хотел, он ударил меня кулаком по лицу. Этот день Меня заставляли стоять в камере более 24 часов. Когда я рухнул, меня избили до потери сознания. Много раз они брали меня спустился в темный влажный подвал и пригрозил застрелить меня. Затем они приводили меня обратно в главную камеру.

Сидя там в подпольных камерах НКВД, в конце концов мы научились выбивать из толстых каменных стен то, что получилось называться «алфавитом заключенных» [«алфавит заключенных "относится к системе ввода кода на стены тюремных камер, позволяющие изолированным заключенным общаться между собой], чтобы узнать последние новости и узнать, кто последние задержанные жертвы.

Допросы
Допросы проводились день за днем.Чтобы предъявить обвинения кажутся максимально правдивыми, следователь вводит новые «факты» от арестованных в отношении мое дело. Я столько раз просил встретиться с этими людьми, но следователь отказался, и не было вызвано ни одного свидетеля, который мог подтвердить мою причастность к какой-либо контрреволюционной деятельности. Позже, чтобы «дело» выглядело более серьезным, они обвинил меня в политических мотивах, "доказывании" что я злоупотреблял и нарушал финансово-хозяйственную деятельность БакСовета.

Меня даже обвинили в искусственном сокращении и незаконном устранении долги "кулаков" [здесь под кулаком относительно зажиточным крестьянам Российской Империи, которые владели крупными фермами и нанимали батраков. Они были классом среди сельская местность, которая стала мишенью в первую очередь, когда большевики взял власть на коллективизацию ферм] в Ленкорани и зажиточные крестьяне Апшерона. Они сказали, что я накрыл о финансовых преступлениях «врагов народа», которые были арестованы и препятствовали открытию новых ломбардов в Баку, чтобы рассердить народ против Советской власти.

«Некоторые из нашей семьи и друзья собрались на пристани, когда узнали, что мы скоро будет отправлен. Наши глаза искали друг друга в толпе. Издалека я увидел маму Сугра и дочь Латифу. Со слезами в наших глазах мы помахали друг другу на прощание. Охранники не дай нам подойти ближе ».

-Аюб Багиров в «Горькие дни Колымы»



На самом деле в те годы лишений у людей не было выбор, кроме как заложить свои личные вещи, чтобы есть деньги на самое необходимое.Образовались длинные очереди напротив ломбарда. Люди выстраивались в очередь накануне вечером чтобы оставить какой-то предмет на следующий день.

Они предъявили мне такие нелепые претензии, например, что люди, которые обращались за государственными займами, сердито жаловались на некоторые из своих проблем, и что я, как финансовый офицер, сочувствовал им. Более того, они настаивали на том, чтобы Я выразил свое возмущение и гнев по поводу таких вопросов работники Финансового Управления города Баку.

На допросах я начал понимать, что довольно много за время до моего ареста НКВД оказывал давление на работающих в различных советских органах в Лянкяране, чтобы обвинить меня в родстве к моему прошлому, тем более что мой отец был богатым землевладельцем и владел значительным имуществом. Опять же по приказу НКВД, БакСовет написал мне обвинение, заявив, что У меня были близкие отношения с людьми, которые были идентифицированы как «Враги народа».

Обращение в Москву
Позже, когда я приехал в колымские лагеря и наконец получил шанс, я написал много писем главе страны и в НКВД о абсурдности предъявленных обвинений против меня. В одном из этих писем я даже заявил, что в конкретную дату 25 марта 1937 года, когда я предположительно занимался контрреволюционной деятельностью, организованной администраторы БакСовета, Олин как представитель БакСовета был в Москве.Его заместитель Кудрявцев был в Украине. Так что они даже физически не присутствовали в Баку на этом свидание.

Иногда, когда мне угрожали, а я не уступал, они будут пытать меня, бить резиновыми дубинками и пинать я со шпорами на их ботинках, от которых оставались кровоточащие раны. У меня все еще есть шрам на левой ноге от удара одним из сержанты. Смотрю это садистское шоу, пока меня пытали, следователь осмелился сказать мне: «Нарком приказал нам сделать из вас яичницу." То есть была техника НКВД под названием «Конвейерная лента», широко использовалась. Меня привели в комнату, которая была ярко зажег и поставил, хотя поблизости был стул. Они не разрешили мне сесть.

следователи повторяли одни и те же вопросы снова и снова. На меня давили: «Глупо не признаться. являются свидетелями, которые подтвердили ваше участие в «антисоветскую организацию».Вы не можете избежать этих фактов. Сообщите нам имена других членов вашей организации и ваши наказание будет уменьшено ».

Я настаивал на вызове свидетелей, которые могли бы поддержать меня от среди моих близких сотрудников в Финансовом Департаменте Баку, но они бы этого не сделали.

Затем следующий цикл вопросов будет повторяться, пока я заставляют стоять там постоянно, несмотря на то, что следователи уже сменили несколько смен.В заключение, измученный, меня вернут в камеру в полубессознательном состоянии. состояние.

Так я проводил время, день за днем ​​более 18 месяцев на этом так называемом «предварительном допросе» внутри стен НКВД Азербайджана. Это почти 600 дней и ночи. Следователи поменяются. У меня было три разных ед. Иногда они были немного мягче и не продолжались допросы всю неделю. Иногда они оставляли меня в мир, не в силах заставить меня признаться в чем-либо.

Вверху: карта Колымы, за Полярным кругом в Сибири недалеко от Аляски. Корабли вывозили пленных из материк на Колыму. Большую часть года море было покрыто больной лед. Заключенные описывают путешествие как невыносимое - теснота, несоблюдение правил гигиены, шум и отсутствие нагрузки еды. А потом иногда море было очень сильным и сильным. Приговор - 8 лет Labor
Наконец, 31 марта 1939 года дело НКВД против меня было завершено.Я отказался его подписывать. После этого дело было отправлено двум другим суды - сначала в специальную коллегию Верховного суда Азербайджана, а затем в Военную коллегию Закавказья Военный округ. Я уверен, что мое дело не расследовалось любым из этих судов, потому что было бы невозможно чтобы они предложили какие-либо доказательства.

Но судьба политзаключенных была решена заранее. 9 июня 1939 года, даже не участвуя в процессе, я был приговорен к восьми годам исправительно-трудового лагеря «за участие в в антисоветскую организацию ».

1 июля 1939 года мне сообщили о решении суда. После Через несколько дней началось долгое и далекое путешествие на Колыму. Где-то в глубине души мы все еще думали, что партия решила бы все. И с этой надеждой и верой мы как-то удалось пережить те тяжелые дни.

Колыма
Вернемся к нашим первым дням на Колыме. Очевидно, что основной вопрос, который нас беспокоил, был где мы были взяли и что нас ждало.Для нас этот огромный, необитаемый земля в Северо-Восточной Азии с ее очень холодным климатом выглядела как большое пустое место на карте.

Позже мы узнаем имена, которые люди дали этому часть света: «Черная планета», «Дьявольский ад», и «Котелок в котле». Был также известный песня о Колыме: «Волшебная планета, где 12 месяцев года - зима, а остальные - лето ». Естественно, мы понятия не имели об условиях жизни, с которыми нам придется столкнуться.

Вверху: Сахалин, будучи переименован в Красноярск. Именно на этом корабле Берзин и Еще 150 человек прибыли в бухту Холодного Нагаева для запуска «Дальстроя». Источник: Военно-морской флот США на кораблях-невольницах Боллинджера, Прегер, 2003 г.

Прожив на Колыме почти 20 лет своей жизни, Я так много знаю о его происхождении. Его земля богата редкими металлы - особенно золото и олово [некоторые люди предлагают уран также].Его естественная среда идеально подходит для развития оленеводства, рыболовства, судоходства и меховой промышленности, и для охоты.

Слева: "Три мудреца, известняк скульптор Фазиль Наджафов, Размер: H-68. Скульптура отражает атмосфера секретности, которая определяла эпоху. Посетите AzGallery.org

В начале 1930-х годов здесь был небольшой городок под названием Магадан, который станет центром Колымы. Он состоял только небольшое количество деревянных домиков.В 1932 году они начали построить порт Нагаев.

Первые дома стояли недалеко от портового района. Заключенные - дорожники колымских поселков - построили первые дороги между Магадан и внутренние районы тайги [Тайга - генерал термин, обозначающий экологический регион, характеризующийся хвойными леса. Здесь это касается удаленных, ранее незаселенных территорий. на севере России и в Сибири, где много рабского труда лагеря были созданы.В таких регионах были экстремальные температуры, и варьировалась от -50C до 30C (от -58F до 86F) на протяжении всего год, при восьми или более месяцах средней температуры -10C (14F).

Лето короткое, но обычно теплое и влажное [Википедия]. Они построили шахты, построили фабрики, ремонтные склады и электрические станции. В 1938 г. оставалось менее 1000 км. дорог на Колыме. Дороги были построены из пота заключенных голыми руками и без оборудования.

Заключенные работали на дорогах на всех типах пересеченной местности. - горы, реки, каньоны, валуны и болота. После войны, эти дороги простирались более чем на 2 000 километров. Геологи сделали удалось добыть золото, олово, серебро и уголь из этих чрезвычайно сложные и труднодоступные регионы.

Вначале мне поручили тяжелый ручной труд. Позже я работал в качестве гражданского на геологических проектах в глухая тайга. Там я познакомился со многими известными геологами. такие как Валентин Александрович Цареградский, Борис Николаевич Ерофеев и Израиль Ефимович Дракин.

Я работал в очень тяжелых условиях вместе с Марком Исидорривичем. Рохлин Михаил Александрович Чумак, Азиз Хозраевич, Евгений Иванович Капранов, Константин Александрович Иванов, Килоай Евдакимович Сушенцов Борис Федорович Хамицаев Дмитрий Иванович Куричев и другие. Я глубоко признателен многим из этих людей за их помощь в те тяжелые дни моей жизни на Колыме.

Через много лет после реабилитации и доступа к КГБ в архивных документах я нашел свое описание, в котором написана Марком Исидоровичем Рохлиным и гласит: «По прибытие на Колыму товарищ Эйюб Хазрат Гулу оглу Багиров провел себя как достойного сына советского народа."

Для меня так охарактеризовать во время самых черных период моей жизни таким честным человеком, который был Доктором минералов и уроженец Ленинграда, стал означать великий дело со мной в последние годы моей жизни.

Поездка по железной дороге
4 июля 1939 года мы выехали из Баку с 15-го пирса. был заменен «Бульваром» у море, где есть сопутствующий парк и рестораны]. Мы были доставлены туда на тюремных машинах из здания НКВД, которое довольно близко к морю.Меня больше держали в НКВД. чем полтора года.

Некоторые из наших родственников и друзей собрались на пристани, когда они узнал, что нас скоро отправят. Наши глаза искали друг друга в толпе издалека. Я узнал свою мать сугра и дочь Латифа. Со слезами на глазах мы помахали на прощание друг другу. Охранники не подпускали нас ближе.

Нас отвезли в Красноводск [Красноводск (ныне Туркменбаши). город в Западном Туркменистане на Красноводском заливе Каспийское море.Он был основан в 1869 году и сейчас является западным конечная точка для нефте- и газопроводов и Транскаспийского железная дорога, связывающая Каспийский регион со Средней Азией. Это также является перевалочным пунктом для сельскохозяйственной продукции], потом, запихнув нас в вагоны, мы начали движение вперед. Мы понятия не имели о нашем конечном пункте назначения.

В вагонах были окна с решетками. Три уровня полки были сделаны из досок, которые служили нам кроватями.Были вооруженные охранники, которые часто проводили обыски. Oни будет считать и пересчитывать нас, как скот, заставляя нас переходить от одного сторона вагона к другой.

Иногда нам не разрешали в туалет. Иногда заключенные ничего не могли с собой поделать и все равно пошли тут же внутри поезда. Вонь была ужасной. Каждый из нас отчаянно пытался чтобы подышать свежим воздухом через щели в дверях.

Проехали Туркибский тракт, Среднюю Азию, Сибирь, Байкал регион [Байкал - горный регион недалеко от озера Байкал, самое глубокое и старейшее пресноводное озеро в мире.Он расположен в Южной Сибири в России] и на Дальнем Востоке. Поездка заняла нам четыре месяца. Страшная жара, недостаток свежего воздуха, невыносимая теснота нас измотала. Мы все были полуголодный. Некоторые из пожилых заключенных, которые так ослабли и истощенный, умер по дороге. Их трупы оставили заброшенными вдоль железнодорожных путей.

Часто сельские жители бросали нам хлеб и другие продукты, когда они поняли, что мы пленники.Это случилось особенно в Средней Азии, несмотря на то, что охранники старались их удержать от этого. Иногда наши вагоны были бы припаркованы на подъездных путях в безлюдных местах, чтобы никто не мог подойдите к нам.

Из разговора с одним из охранников мы обнаружили, что наш последний пунктом назначения был Магадан [Магадан - город-порт, основан в 1933 г. на Охотском море на северо-востоке России. В сталинскую эпоху Магадан был крупным перевалочным пунктом для заключенных, отправляемых в трудовые лагеря.Деятельность Дальстроя - обширный и жестокий принудительный труд золотодобывающий концерн - были основным экономическим источником города много десятилетий в советское время.

Город очень изолирован, его климат субарктический. Зимы продолжительные и очень холодные, с минусом до шести месяцев и отрицательных температур, в результате чего почва остается в постоянно замороженное состояние. Вечная мерзлота и тундра покрывают большую часть регион. Средняя температура в салоне от -38 ° C. в январе до 16 ° C в июле (от -36 ° F до 60 ° F) Сегодня В Магадане строится огромный собор. Мемориал «Маска скорби» - огромная скульптура в память о Сталине. жертвы [Википедия].Хотя прошли годы и много опыта вмешались, время всегда может вспомнить вещи пронзившие сердце.

Это пугающее тюремное путешествие, продолжавшееся четыре месяца всегда оставался таким ярким в моей памяти. Это кошмар, что оставался со мной на протяжении всей моей жизни.

Мы прибыли во Владивосток вечером и разместились в каком назывался «экспедиционный лагерь». Это была большая территория окружен колючей проволокой.Внутри были небольшие деревянные домики и палатки. На страже стояла вооруженная охрана. Это было наше знакомство с Колыма - империя рабского труда ГУЛАГа [нне Эпплбаум объясняет в ее книге 2004 года, удостоенной Пулитцеровской премии "ГУЛАГ: История" [Пингвин: Лондон, 2004, стр. 4]: «Буквально слово ГУЛАГ. это аббревиатура, означающая Главное Управление лагерей, или Главный лагерь Администрация. Со временем слово ГУЛАГ стало также обозначать не только администрация концлагерей, но и сама система советского рабского труда во всех ее формах и разновидности: трудовые лагеря, карцеры, уголовные и политические лагеря, женские лагеря, детские лагеря, транзитные лагеря. Даже больше в широком смысле ГУЛАГ стал обозначать советскую репрессивную систему. сам набор процедур, которые заключенные когда-то называли "мясорубка": аресты, допросы, перевозка в неотапливаемых вагонах поездов, принудительный труд, разрушение семей, годы, проведенные в изгнании, ранние и ненужные смертей ".].

Пик арестов пришелся на 1937-1938 годы, поэтому было несколько тысяч заключенных в этом пересыльном лагере, прибывших раньше нас.Большинство из них были политзаключенными, находившимися в арестован за «контрреволюционную деятельность» и был приговорен к срокам от восьми до 25 лет ссылки.

Осенние дни были солнечными, но холодными. Звезды сияли ярко на фоне темного ночного неба. Это был знак надежды и надежды всегда умирает последней. Огромные корабли пришвартовались здесь так заключенных можно было переправить в бескрайние пустыни тайга и лесные комбинаты Колымы.

Дядя Ваня
Нас несколько дней продержали в пересыльном лагере, прежде чем мы смогли выезд в Магадан. Среди политзаключенных некоторые бывшие Были арестованы и большевики. Я узнал некоторых из них такие как Иван Васильевич Ульянов (дядя Ваня), Ширали Ахундов, Арменак Каракозов и Халил Агамиров. Здесь мы тоже были свидетелями Сталинская практика нацеливания на людей в обществе, знавших истории революции и кто имел твердое мнение о таких вопросы.

Накануне отплытия из Владивостока в Магадан, мы не могли уснуть. Дядя Ваня, чувствуя наше настроение - особенно среди молодежи - дал нам отеческий совет: «Не сдаться. Будь сильным духом. Смело переживайте трудности, которые жду тебя. Сохраняйте свою преданность нашему народу до конца, и покажи свои добрые дела в освоении этой пустынной земли ».

Дядя Ваня обнял и поцеловал каждого из нас - своих земляков. - и пожелал нам удачи.Я знал его с юности, когда он был направлен в Ленкоранский район секретарем Коммунистической Комитет партии в первые годы после революции. Мы также знали его из Баку, как официального представителя Партия, революционер, член партии с года 1903.

Дядя Ваня говорил страстно и уверенно. Это напомнило мне речи, произнесенной им в декабре 1934 г., когда он говорил с таким БакСовет сильно беспокоит убийство Кирова [Сергей Миронович Киров (1886-1934) - русский революционер. и высокий большевистский функционер.Родился Сергей Миронович. Костриков, впоследствии принявший псевдоним «Киров». Его предполагаемое убийство 1934 года положило начало сталинскому Великие чистки, в которых сняли почти всех «старых большевиков» от Советского правительства. К этому времени у Сергея Кострикова уже было сменил имя на Киров. Он выбрал это как псевдоним, как и другие русские революционные лидеры. Имя "Кир" напомнил ему персидского царя-воина, и он должен был стать глава большевистского военного управления в Астрахани.

После революции 1917 года воевал в России. Гражданская война до 1920 года. В 1921 году он возглавил Азербайджан. партийная организация. Киров преданно поддерживал Иосифа Сталина, и в 1926 г. награжден руководством Ленинградской партия.

В 1930-е годы Сталина все больше беспокоили проблемы Кирова. растущая популярность. На съезде партии 1934 г. за новый ЦК состоялось, Киров получил только три голосов против, наименьшее из всех кандидатов, в то время как Сталин получил 292 голоса «против», это самый высокий показатель среди всех кандидатов.Киров был близкий друг с Серго Орджоникидзе, который вместе сформировал умеренный блок Сталина в Политбюро. Позже, в 1934 году, Сталин попросил Кирова поработать на него в Москве, скорее всего, чтобы оставить пристальный взгляд на него. Киров отказался, однако в сталинском глаза стал конкурентом.

1 декабря 1934 года Киров был убит Леонидом Николаевым в Ленинграде. Сталин утверждал, что Николаев был участником более крупного заговора во главе с Львом Троцким против Советской власти. Это привело в аресте и расстреле Льва Каменева, Григория Зиновьева, и четырнадцать других в 1936 году. Широко распространено мнение, что Сталин был человек, который заказал убийство Кирова, но это никогда не было доказано. [Википедия].

«Страшная жара, отсутствие свежего воздуха, невыносимая теснота все нас вымотали. Мы все были наполовину голодны. Некоторые из пожилых заключенные, которые так ослабели и истощились, умирали путь.Их трупы оставили брошенными у железной дороги. гусеницы »

-Аюб Багиров в "Горькие дни Колымы "

Из-за популярности Кирова Сталин воспринял его смерть как настоящую трагедию. и похоронил его у Кремлевской стены на государственных похоронах. Многие города, его имя взяли улицы и фабрики, в том числе города Киров (ранее Вятка) и Кировоград (Кировоград на украинском языке), станция Кировская Московского метрополитена (ныне Чистые пруды) и крупный Кировский промышленный завод в Санкт-Петербурге (Кировский Завод).

Уже много лет огромный памятник Кирову из гранита и бронзы. Доминирует панорама города Баку. Памятник был воздвигнут на холме в 1939 г. [Википедия: 28 апреля 2006 г.]. Киров приехал на Кавказ в 1910 году, чтобы работать организатором коммунистической партии. В конце концов, он помог организовать вступление Красной Армии в Кавказ; они изгнали белогвардейцев в 1920 г. и впоследствии создал три социалистические республики в регионе - Армения, Грузия и Азербайджан.

Памятник Кирову демонтировали в 1992 году, после того, как Азербайджан получил его независимость. 26 августа 1991 г. исполнительная власть г. Баку приказал демонтировать статуи Ленина, Кирова, Феликс Дзержинский и Иван Фиолетов (все революционеры участвовали с установлением Советской власти в Азербайджане) и 11-я армия, вторгшаяся в Баку в 1920 году. Это заявление предшествовало Декларация независимости Азербайджана 18 октября 1991 года. и последующий распад Советского Союза 7 декабря, 1991 г.

Бакинская газета Sahar опубликовала объявление о возведении памятника. удаление 5 января 1992 года. Хотя в статье не упоминалось фактическая дата его демонтажа, полагает нынешний редактор Сахара это должно было произойти на день или два раньше, так как они были публикация ежедневно в то время. Бронза, использованная в статуе, была сдан на металлолом Бакинскому промышленному центру. См. «Лучший вид на залив: что случилось со статуей Кирова». Фаига Каримова.AI 9.2 (лето 1999 г.). Ищите на AZER.com.]. Его речь была понятна всем - независимо от того, были необразованными крестьянами, представителями интеллигенции или религиозных фанатики.

Никогда не забыл напутствие дяди Ваня нам во время тех ужасные дни во Владивостоке. Такие мудрые слова исходят от таких великий, знающий человек вселил в нас оптимизм на впереди трудные годы, которые нам предстоят на Колыме.

Стоимость труда
Позвольте мне добавить, что, наряду с надеждой, главное, что нам помогло выжить на Крайнем Севере было трудом.Активно участвуя в работа была необходимостью жизни в суровом климате Севера. Работа стала для нас стимулом, спасающим жизнь. Те, кто понял эту истину с самого начала выжили в своих борьба с неумолимым ландшафтом Крайнего Севера.

Слева: «Истории жизни» Фазиля Наджафова. Бронза. Счастье и единство открыты публике; страдания и раздор скрыты. 1987. В дальнем путешествии. в лагеря заболели некоторые из заключенных.Администрация лагеря понял, что некоторые пожилые люди не будут производительными работниками, поэтому их отправили обратно на Материк [Материк здесь обычно относится к частям СССР кроме Сибири и России Дальний Восток, где располагались лагеря ГУЛАГа. В случае автор Эйюб Багиров, часто подразумевается Азербайджан или Нахчыван].

Некоторые из них остались в пересыльных лагерях в Иркутске [Иркутск административный центр Иркутской области, в котором находится в Юго-Восточной Сибири] и Владивостоке. Многие из них не были смогли даже закончить свои приговоры и встретили свою смерть в таежные леса Сибири и Дальнего Востока. Известный азербайджанский писатель и драматург - незабываемый Хусейн Джавид - был одним их. К тому времени он состарился и вырвался из тюрьмы. И он плохо видел. Его разлучили с нашим путешествием в Магадане. по болезни, а затем отправлен в пересыльный лагерь в Иркутске.

Наш корабль ночью спустился из Владивостока и пошел курсом. в сторону Магадана.Ушли дядя Иван, Ширали Ахундов, Халил Агамиров и другие товарищи во Владивостоке. По дороге мы столкнулись свирепый шторм в Охотском море [Охотское море граничит с Дальний Восток России вдоль побережья Сибири.

Суда с тысячами заключенных на работу в ГУЛАГ Колымский регион часто заходил в порт в городе Магадан. Охотское море покрыто льдом с ноября по июнь, и часто окутаны густыми туманами]. Невыносимая теснота, шум и грохот двигателей корабля, вылетающих из бурные волны на море напугали нас до смерти.

Восемь дней спустя прибыл корабль с тысячами пленных. на пирсе Нагаев, который все еще находился в очень примитивном состоянии. Они задержали разгрузку корабля.

Наконец, стальные двери тюрьмы были открыты, и нас вывели охранники. Наши сундуки чувствовал себя очень скованным от опасений. Мы предположили, что были привезли туда умирать.

Мы продолжили путь пешком, неся ручные мешки на наши плечи, которые были заполнены нашими предметами первой необходимости.В конце концов, мы прибыли в Морчекан [Морчекан: тюремная база в Сибири используется для карантина вновь прибывших заключенных и для дезинфекции]. После того, как мы прошли обработку душа, чтобы получить избавившись от вшей, мы вошли в пересыльный лагерь Магадана. Этот лагерь находился недалеко от въезда на Колыму, который находился под тяжелая охрана.

Так как там уже были тысячи заключенных, убежищ нет. или даже палатки были доступны для нас, поэтому мы должны были спать под открытое небо. Как обычно в такой ситуации, мы съежились как можно ближе друг к другу, чтобы согреться. Такие создано огромное количество людей из разных слоев общества так много сложных ситуаций и, в свою очередь, давали большие возможности для преступников.

Мы, южане, были очень обеспокоены и напуганы перспективой ночевать на открытом воздухе в условиях северного климата Колымы. Та ночь была такой холодной; а утром пошел снег.

Собственно, именно здесь, в этом лагере, я впервые начал понимать что когда идет снег, погода теплее, чем когда небо Чисто. Утром некоторые из нас, в том числе я, заболели высокая температура. Некоторые из заключенных сами были врачами, первая помощь из сумок Красного Креста.

Колымские врачи
Прокомментирую про колымских врачей. Большинство из них поддержали высшие моральные стандарты. Заключенные называли их "Красный крест".Эти врачи считали это своим основная цель - предложить медицинскую помощь заключенным - часто в невыносимых условиях. И их помощь вышла за рамки медицинских лечение. Например, они часто устраивали так, чтобы люди назначен на менее напряженную работу; другими словами, чтобы освободить их от тяжелого физического труда. Врачи часто рекомендовали более разумные работать после стационарного лечения. Они сделали многое другое, как ну, всегда демонстрируя свою приверженность Гиппократову клятва.

Эти товарищи приносили хлеб, сахар и другие предметы первой необходимости. в попытке сохранить жизнь заключенным, ослабевшим от истощения или уже были известны как «концы» [«конченные» термин, используемый в тюремных лагерях для обозначения кого-то, кто был за пределами надежда на выздоровление и почти мертва]. В значительной степени выживание из этих заключенных зависели от медицинского персонала. Oни определил уровень работы, которую будет назначен заключенный. Они могли увеличить калорийность еды заключенного.Oни может принять человека в больницу или организовать для кого-то кто стал инвалидом, чтобы вернуться и посетить материк.

Хотя прошли годы, я все еще очень благодарен для этих товарищей-медиков, которые своей горькой судьбой вынуждены были нести ту тяжелую жизнь с нами на Колыме. Среди это были и мои соотечественники: профессор А. Атаев, М. Шахсуварли, М. Махмудов и другие.

В пересыльном лагере во Владивостоке один из наших земляков. из Баку заболел.Именно Газанфар Гарьягды развлекал нас с его крепкими песнями на нашем пути. Он дрожал от холодный и уже начал синеть.

Забеспокоились наши военные друзья. Несмотря на то, как морозная погода было, они сняли пальто, положили их под больной Газанфар и накрыл его. Мы позаботились о нем, и мало-помалу он начал восстанавливаться. Так часто в те критические времена только те глубокие братские узы, которые спасли нам жизнь.

Дальстрой
Среди заключенных были и те, кто знал Дальний Восток. отлично. Один из них - я забыл его фамилию - был блестящим рассказчик. У него также был широкий круг интересов. В нашем запасном времени, которого в те дни было более чем достаточно, он сказал нам рассказы о Крайнем Севере. Эти увлекательные истории сохранены наши умы. Он был настоящим ученым, знавшим историю и географию. а также экологические условия Колымы.Он мог даже Назовите первых первооткрывателей края. Его рассказы, продолжение в течение нескольких дней, когда мы застряли в этом пересыльном лагере, и они стали незаменим для жизни на Крайнем Севере. К сожалению, после того, как мы были разлучены на Колыме, больше я с ним не встречался.

Слева: агитационный плакат, призывающий заключенных достигать их дневная норма работы, в данном случае рубка леса в Сибири. Те, кто это делал, были вознаграждены дневным рационом в 700-800 граммов. хлеба вместо 300 граммов

Когда мы узнали ситуации, мы обнаружили, что эта обширная территория, в которую входили Колыма, Чукотка [Чукотка - крайний северо-восток регион в России на берегу Берингова моря. Это было раньше автономный округ, входящий в состав Магаданской области. Это известно за его большие запасы нефти, природного газа, угля, золота и вольфрама [Википедия] Индигирка [Район у Восточно-Сибирского моря.

Река с таким же названием в октябре замерзает и остается ниже лед до мая или июня. Этот регион известен поисками золота. промышленность [Википедия] и даже часть Якутии [Саха (Якутия) Республика - субъект федерации России (республика) на северо-востоке. Сибирская Россия.Его основные экономические ресурсы - алмазы, золото. добыча оловянной руды [Википедия], обширные природные ресурсы и управлялся Дальстрой МВД СССР [Дальстрой ссылается на ГУЛАГ администрация на Дальнем Востоке России; то есть крайний восточная часть России, между Сибирью и Тихим океаном. Не следует путать Дальний Восток с Сибирью. Это не тянется до Тихого океана [Википедия] - голова администрация Крайнего Севера. Сама эта администрация была «правительство с правительством».

С момента основания в 1931 году Дальстрой широко использовал труд заключенных. Настоящие хозяева Колымы - заключенные - был доставлен на эту землю грузом. К тому же заключенным сюда стекалось множество подрядчиков, привлеченных высокими зарплатами.

Дальстрой с его огромными ресурсами в горнодобывающей, рыбной и лесной промышленности, был разработан огромной силой дешевой рабочей силы и превратился в огромный вклад в сталинскую индустриализацию страна.Вся администрация Дальстроя - хозяйственная, административный, физический и политический - находился в руках один человек, наделенный множеством прав и привилегий. Первым руководителем «Дальстроя» был Эдуард Берзин, чекист. ЧК была первой из многих советских тайных полицейских организаций, создан Указом от 20 декабря 1917 г. В. И. Лениным и во главе с Феликсом Дзержинским После первых попыток западных держав (Великобритания и Франция) вмешаться против большевиков в Гражданская война в России (1917) и после убийства Петрограда Лидер ВЧК Моисей Урицкий после покушения на Фани Каплан убить Владимира Ленина, советское руководство и ВЧК убедились в существовании широкого заговора. внешних врагов и внутренних контрреволюционеров.Следовательно, они вложили ресурсы в разведку для борьбы с это заговор. ЧК быстро удалось уничтожить любые оставшиеся контрреволюционные группы [Википедия].

советских тайных полицейских повсюду называли чекистами. советский период и термин до сих пор используется в России Cегодня. 6 февраля 1922 года ЧК была преобразована в Объединенное Государственное Политическое Управление (ОГПУ), Государственное политическое управление или отдел НКВД Российская СФСР [Википедия].Это был предшественник НКВД и КГБ], расстрелянного позже в 1938 году.

В то время Магадан был городом, известным своим холодным и сухим климатом. и сильный ветер. Здания были одно- и двухэтажными. В конце 30-х годов девственная тайга резко начиналась на окраине. города. Сегодня часть тайги остается в черте города. как парк.

Через три дня после приезда в Магадан Валентин Александрович Цареградский, возглавлявший Главное геологическое управление. и замглавы Дальстроя посетили пересыльный лагерь, чтобы побеседовать нам.Он выбирал специалистов и профессионалов - в первую очередь, геологам - работать на развитие экономики Дальстроя. Мы слышали, что он был одним из первых первооткрывателей Колымы.

Каким-то образом Цареградскому удалось завоевать наше доверие. Он говорил прямо и, честно говоря, пытаясь развеять наши опасения. Хотя у нас было изо всех сил старались предугадать, чего ожидать в эти годы протянулся перед нами; тем не менее, был такой резкий контраст между Баку и дикая тайга Колымы, которая подвергла меня огромной психологический стресс.Это чувство никогда не покидало меня.

Мы жили среди людей, которые физически и умственно истощены. Они просыпались посреди ночи в ужасе кошмарами. В те тяжелые дни единственное, что было нам захотелось доброго слова и гуманного обращения.

Позже, под присмотром Цареградского в течение в то время как я был уверен, что он порядочный человек. Он сам интересовался живописью, и я слышал, что у него дома, там были пейзажи Крайнего Севера, которые он написал сам.Часто ходил тихо по тайге, один, без никаких охранников. Были времена во время геологоразведочных работ что он будет спать в одной палатке и есть из одной миски как и другие рабочие. Многие работники Дальстроя высоко ценили его. почитать.

Конвой в Бутиджичаг
Мрачным утром на рассвете нас везли на открытых грузовиках. из Магадана. Наш маршрут пролегал через необитаемые территории Колымы. девственная территория. Мы ехали некоторое время, оставив позади туман - накрыл причал Нагаева.Погода похолодала; хотя это было сухо. Когда конвой останавливается, охранники выходят и отдохнем, а мы отправимся искать какой-нибудь "подарок природа ", например, кедровые орехи. Это не давало нам ослабнуть от голода.

Мы были удивлены, когда охрана не обратила особого внимания на нас, заключенных, когда мы выпрыгивали из грузовиков. Очевидно, они уже знали, что нам никуда не сбежать.

Они имели право в любой момент расстрелять нас "за попытку Сбежать".Куда можно сбежать в дикой глуши тайги? Если ты умрешь, дикие животные сожрут тебя. Если бы вам удалось достичь цивилизации, вы бы быть заявленным и получить продленный срок, который стал еще более суровым. На самом деле убежать из лагерей Колымы, хотя такие попытки предпринимались, особенно весной и летом.

Площадки для этих лагерей, которые были расположены посередине незаселенных таежных лесов, были тщательно отобраны.Они располагались в защищенных местах между валунами и холмами. С помощью большого штаба вооруженной охраны лагеря тысячи овчарок, чекистов и армейских пограничников, это было так просто поймать любого, кто пытается сбежать.

Кроме того, среди информаторов была огромная сеть информаторов. заключенные - секретные агенты, назначенные администрацией лагеря, которые также помогли предотвратить побег заключенных. В пути, мы видели, что на обочине дороги возле канавы в некоторых местах уже были засыпаны гравием.

Позже дороги были построены тюремными рабочими, которые работали практически без оборудования - только топоры, лопаты, грузовики и тачки.

Самая тяжелая работа была у колымских дорожников. Власти задумали, чтобы Дальстрой стал первым Государственный трест по развитию и дорожному строительству в север. По этой причине были доставлены массы заключенных. на Колыму для строительства дорог через густые таежные леса, валуны и болота, реки и каньоны.

Среди заключенных на Колыме было много дорожных рабочих. В в любое время года - днем ​​и ночью - можно было увидеть тысячи разнорабочих, работающих вдоль дорог. Зимой они очистят дороги из снега, чтобы освободить место для автомобилей. Было очень трудно смотреть на заключенных, с их онемевшими лицами, покрытыми мороз и снег, одетые только в рваные ватные куртки. Иногда они использовали бы лопаты, чтобы стучать по снегу или просто махать их лопаты вперед и назад, чтобы продолжать движение, чтобы они не заморозить.

Охранники часто преследовали заключенных со своими собаками. Oни заставит их работать в течение многих дней непрерывно - не позволяя им, чтобы вернуться в тепло, чтобы восстановить свои силы. Они часто дали замороженный кусок хлеба и кувшин консервов, который должен был быть разделен между двумя людьми.

Мы взяли курс на Колымские горы, путешествуя так долго. путь, проходящий через леса. Жителей не было. Мы наткнулись и раскачивался из стороны в сторону в грузовике.

Несмотря на то, что мы были измотаны, грузовики продолжали движение вперед, день и ночь. Водителям постоянно приходилось использовать тормоза. Собственно, несмотря на нашу жалкую ситуацию, нам было жалко водители, которым приходилось преодолевать такие опасные проезды горы и тайга.

Во время коротких перерывов водители даже не выходили из грузовики размять ноги. Они просто заснули бы прямо на сиденье.

Они так устали, что нам пришлось разбудить их, чтобы начать снова движется.Особенно, когда мы прошли близко к рекам, где дорога была такой ледяной и скользкой, водители должны были быть начеку и осторожно. Они выходили из грузовиков, искали правильное место для вождения, чтобы избежать сюрпризов или аварий. Иногда снег переходил дорогу, и грузовики застрял бы. Мы выходили и выталкивали грузовики из снег голыми руками. Но в целом водители в Колыма были очень отважными и умелыми.

По дорогам Колымы все еще носились олени, грузовик там раньше не проезжал. Мы бы увидели местные коренные жители используют стада оленей для перевозки оборудование геологов и строителей.

С наступлением сумерек наша колонна прибыла на главную базу, на которой располагалась в предгорьях Подумая. По пути мы обнаружили, что мы были на пути к Бутиджичагу [Бутигичаг: название Теньки Администрация Дальстроя, где построен рудный завод], Теньки Администрации Дальстроя.Строились там есть горно-обогатительный комбинат. Начальник строительства был наш земляк Мусейиб Джафар оглу Ахундов из Баку. Чтобы попасть в Бутиджичаг, нужно преодолеть опасную гору. Перевал Подумай [Перевал Подумай: один из самых коварных перевалов в Колымских горах. Большую часть года он был закрыт для движения автотранспорта. движение из-за суровых климатических условий], что протяженностью около 15 км.

Наша длинная автоколонна продолжила путь по таежной дороге.это было уже стемнело, когда мы прибыли на главную базу, в предгорьях Подумая, но перевал уже был закрыт из-за метели и сугробы. Проехать по нему было невозможно. Мы имеем прибыл слишком поздно. Остаток пути продолжим пешком. через коварный лед и снег.

«Мы жили среди людей, которые были физически и морально истощены. Oни просыпался среди ночи в ужасе от кошмаров.В те тяжелые дни все, чего мы хотели, было доброе слово и гуманное обращение ».

-Аюб Багиров в «Горькие дни Колымы»



В ту ночь мы остались в лагере и, что более важно, получили немного поспать. Нам повезло, что шторм утих. В на следующий день мы начали восхождение на перевал Подумай с солнечной Погода.Мы буквально ползли в гору, измученные и стремимся избавиться от нашей тяжелой одежды. Восхождение было таким трудным. Чтобы было проще, мы начали избавляться от ненужных личные вещи. На скалах извилистой извилистой горы дороги был не только свежий снег, но и затвердевший лед, еще не растаял с прошлых лет.

Впервые здесь я увидел потрясающую панораму виды на эти горы. Это вернуло воспоминания о моей дорогой Кавказ.На этих заснеженных вершинах воздух свежее, и это заставило нас захотеть стать легче и взлететь над горами, все выше и выше, как одинокий орел.

Наконец мы достигли последней вершины горы и до мы лежим в таежной долине с золотыми оттенками осени. Вид захватывает дух. Реки змеились по земле, и звук далеких бурлящих вод пробудили нас от скуки к радости.

Сложно описать наши ощущения в то время.Там мы были в таком прекрасном уголке мира под конвоем охранники и овчарки, которых обвиняли в том, что они "враги народа ». Невозможно было вынести иронию такой несправедливость. Вскоре мы поняли, что мы «политики» -a имя, данное нам правительством. С нами обращались как с настоящими враги правительства казнены, морили голодом, назначили нести из их изнурительного рабского труда. После короткого отдыха на вершине горы охранники объявили, что мы начинаем спуск.Мы начали медленно спускаться.

К счастью, спуститься было легче, чем подняться. Мы вскоре оказались на дне и почувствовали близость к жизни, теплу и работе.

Пережить холод
Работать? Почему я так нежно говорю о труде? Это потому что, как Позже я без труда обнаружил в этих густых лесах человека разваливается и начинает сходить с ума. Я понял, что это было особенно среди тех заключенных, которые преступники.Они не хотели работать. Они только хотели " попасть в рай в поту чужого чела ».

Но вскоре они уступили. В таких местах человек не может жить без труда. Работа помогает выжить. Очевидно, это причина, по которой организаторы ГУЛАГа мудро расположили лагеря посреди самых диких мест тайги, где Практически ни один человек никогда не ступал раньше. Это куда они взяли нас как своих бесплатных рабов. Просто, если ты не вышло, в тайге не выжить.Прежде всего, ты умрешь от голода.

Когда мы приехали, солнце уже село за горы в девственном лесу из высоких лиственниц. Было три нагретых палатки, принадлежавшие группе полевых геологов. Маленький дальше в лесу были еще две служебные каюты построен из камня. Эти каюты, вероятно, предназначались для заключенных. в пути. Мы были удивлены, вернувшись к цивилизации с каюты, потому что мы жили в тюремных камерах, тюрьмах на кораблях, скоте машины и палатки в пересыльных лагерях.Теперь нас поселили в домики, в которых мы смогли разжечь огонь и нагреть воду. Это был первый раз, когда мы могли мыть теплой водой. вода.

Мы собрались, чтобы поесть и лечь спать. Вдруг в нашу каюту вошли двое мужчин в теплой одежде, для Севера. Они поприветствовали нас и спросили, есть ли среди нас с Кавказа.

Я признался, что был, и они подошли ко мне и поздоровались.Один из них - Маммадага - был родом из Баку. Второй был от Тбилиси. Его звали Валико. Эти молодые люди прибыли в Колыма годом ранее и преодолела трудности и успели прижиться и пережить первую зиму. Они были друзья и работали с геологоразведочной группой. Теперь, когда летние геологоразведочные работы закончились, они продолжили свою работу рядом с геологами и жили в хижинах, которые были подготовлен к зиме.

Позже обнаружил, что всегда ходили на поиски новичков с Кавказа, чтобы узнавать последние новости о своей Родине и обратиться к своим соотечественникам и помочь им в любым возможным способом.

У колымских заключенных было традицией - особенно те, кто приехал с юга - попытаться идентифицировать других земляки среди пленных. Они всегда так поступали, несмотря на правила против этого.

С разрешения охранника эти два азербайджанца забрали моего друга и меня в их отапливаемую кабину.Первым делом мы побрились. Потом принесли еду и свежезаваренный чай. Мы начали говорить о жизни на этой "волшебной планете", особенно правила, необходимые для выживания в долине Бутигичаг. Мы несли на разговоре до поздней ночи. Потом они поняли, что мы измученные и уставшие и вскоре отвезли нас обратно в нашу каюту.

Рано утром следующего дня, когда охранники разбудили нас, чтобы продолжить Путешествие, наши земляки снова были рядом.Oни принес нам еду в дорогу. Мы были так тронуты их доброта.

Под звездами
Во второй половине дня мы наконец прибыли в Бутиджичаг, который окружен гигантскими валунами. Вот наш лагерь: деревянные ворота, домики, брезентовые палатки, двойные ряды колючей проволоки провода по границе лагеря и гауптвахты. Слева от лагерем была река Ваханка, узкая и глубокая. каньон и затем простирался в тайгу в сторону шахты где строился железорудный завод.

Оказалось, что нам негде в домиках лагеря, и они не могли построить новые хижины до нашего прибытие.

Сильный молодой чеченец из Грозного по имени Мухаммад Маммадагаев. отвечал за вопросы, связанные с заключенными. Но после разговор с соотечественниками, ночь Раньше нас не беспокоило ночевка в тайге.

В таких местах не было срока для дома с четырьмя стенами и потолок.Из-за этого о такой конструкции пришлось забыть, раз и навсегда. Мы выбрали место для ночлега на склон холма и развел огонь.

Настала ночь. Свет огня и тьма что-то образовали как бронзовая область. Мы прижались к огню, чтобы поглотить высокая температура. Потом мы начали готовить ужин на костре. Мы имеем половина сельди и немного черствого хлеба. Мы кипятили воду для чая в трехлитровых банках. Наш «чай» был кипяченой, потемневший немного с опаленной корочкой хлеба.

Мы пытались забыть о наших тревогах, заботах и ​​скуке, и себя из-за неуверенности грядущих дней. Мы позволяем нашим мысли сосредоточены на прошлом, потому что никто не мог забрать наше прошлое от нас.

Среди нас были старые партийные люди, которые лично известный Ф.Э. Дзержинский [Феликс Эдмундович Дзержинский (18771926) был коммунистом-революционером, основателем ЧК, большевистским тайная полиция] Ю.Е. Рудзутак [Ян Эрнестович Рудзутак (1887-1938) был большевиком-революционером.В 1937 году Рудзутак был арестован. и обвиняется в том, что он последователь Троцкого и в шпионаже Нацистская Германия.

Приговорен к смертной казни и казнен], П.П. Постышев, [Павел Постышев (1888-1938) был членом партии с 1904 г. назначен секретарем ЦК (1930-34), а в служил вторым секретарем Коммунистической партии (Украина) 1933-37], С. Киров, С. Орджоникидзе [Григорий Константинович Орджоникидзе обычно называют Серго Орджоникидзе (1886-1937). был членом Политбюро и близким другом Сталина.Он был назначен в Политбюро в 1926 году, но к 1936 году Сталин начал подвергнуть сомнению его лояльность; особенно когда он обнаружил, что Орджоникидзе использовал свое влияние для защиты определенных фигур которые находились под следствием НКВД.

Между тем ходили слухи, что Орджоникидзе планировал осудить Сталина в его речи на апрельском пленуме 1937 года. Тем не мение, его нашли мертвым прежде, чем он смог произнести эту речь; его смерть был признан самоубийством [Википедия].Некоторые из них рассказали нам о другие сотрудники Кавказа, которых мы не знали, у которых также были стать жертвами «культовой личности» Сталина.

До рассвета оставалось еще несколько часов. Трескали сухие ветви лиственницы в огне. Когда мы сели слишком близко к огню, было слишком жарко, и наши спины страдали от холода.

Итак, мы решили завязать живую беседу, чтобы не заснуть. И вот как мы провели ночь, прижавшись близко к огню - думать, мечтать и говорить до рассвета.В заключение, наступило недружелюбное, пасмурное осеннее утро - такое характерное Севера. Дождливые дни на Севере очень удручающие и сделайте ваше сердце тяжелым. Иногда ты становишься равнодушным другим, особенно когда нет работы.

Работа в лагере
Утром нас стали отправлять на работу. Этим вечером Павел Иванович, ответственный за рабочую силу, кто был начальником гражданской гвардии Колымы, собрал заключенные в своей комнате группами, чтобы поговорить с нами.

Он объяснил распорядок и режим производства в этой зоне. Наша ситуация оказалась невероятно сложной. Наша палатка не грелся. Посередине была только стальная бочка. палатка. Вода в его трещинах ночью замерзает. Когда мы пытались заснуть, нам приходилось мириться с храпом заключенных, стоны, кашель и ругань во сне. Мы закончим наша работа и возвращаемся в лагерь очень уставшими. Редко мы могли изменить Наша одежда.Потом ложились на холодные доски постель. Воровство было обычным делом в голодных колымских лагерях - штука хлеба, кусок сахара, сигареты, тапочки, ватная подкладка куртки и другие предметы одежды исчезнут.

Они были использованы немедленно, обменены или украдены преступниками, никогда подлежит возврату. Даже когда одеяла меняли на чистые те, уголовники обычно брали хороших и оставьте тряпки политзаключенным.

Приступили к строительству железорудного завода [На основе информация из прессы за последние годы, руда на Бутиджичаге был радиоактивным и опасным для жизни (примечание Мирзы Багирова, сын автора)] где мы разделились на продуктивные бригады по 30 человек каждая. У нас были туркмены, узбеки, казахи, Таджики, киргизы, азербайджанцы, грузины, украинцы, белорусы, Армяне, финны, бурят-монголы, чеченцы, ингуши и осетины. Было даже двое цыган.

Все эти заключенные имели несчастье быть отправленными в Крайнему Северу и нуждались в более теплых помещениях, особенно которые были из республик Средней Азии и не привыкли холодный климат. Имейте в виду, что нам приходилось работать на улице весь день долго и каким-то образом пришлось организовать способ борьбы с этими естественными элементы.

Бутигичаг находился в долине и полностью отрезан от внешний мир. Единственная связь с Магаданом была через это ужасная горная дорога через перевал Подумай, о котором я рассказывал ранее но он уже был закрыт для грузовиков с ноября.В дорога откроется не раньше мая следующей весны.

Принадлежности, техническое оборудование и строительные материалы были погрузили на тракторы. Самое необходимое для жизни было «упаковано» на людях и переносится пешком. Буквально сотни измученных заключенных заставили пройти через перевал Подумай пешком 20 км. за сутки просто доставить 10-20 кг муки, пшеницы, сахар, консервы и другие продукты, необходимые для поддерживать жизнь.

Это делалось заключенными более шести месяцев в году. смело неся тяжелые грузы на спине через эти опасные горы. Сложно описать, насколько сложно их задание было. Было много, много смертей во время этих частых тяжелых метели.

Монголы, буряты и казахи, привыкшие к более холодным погоды, возложили на них ремонт дорог. Несмотря на в тяжелых условиях, они заставляли нас трудиться всеми нашими сила.Вот так они распорядились лагерной едой. Заключенные работали 14-16 часов в сутки. Если бы они не выполнили свою норму, они бы получать только 300 граммов хлеба [вместо 700-800 граммов] как их дневной рацион и немного тюремной каши.

"Позвольте мне добавить, что вместе с надеждой, главное, что помогло нам пережить Крайний Север был трудом. Активное участие в работе было необходимость жизни в суровом климате Севера.Работа стала стимул для спасения жизни. Те, кто понял эту истину с самого начала были те, кто выжил в своей борьбе на фоне беспощадного пейзажа Крайнего Севера ».

-Аюб Багиров в «Горькие дни Колымы»

Многие из заключенных умерли просто от сильного холода и голода. Вскоре появилось много могил наших сокамерников. по предгорьям Колымы.Единственная запись умершего была деревянная бирка с номером дела (без названия), прикрепленным к левая ступня, аннотация записана в архивах НКВД № 3, и отметка в карточке заключенного.

Бесплатная рабочая сила
Уже не секрет, что в те годы нация потерял сотни тысяч, возможно, даже миллионы своих сыновей и дочерей из-за нечеловеческих условий труда лагеря. Трагедия заключалась в том, что эти невинные, честные, респектабельные люди также были опустошены психологически из-за того, что их заклеймили как «Враги народа».Вот какими они были изображали их семьям, друзьям и всей нации.

Это был один из самых радикальных способов сталинской пропаганды. запечатал глаза, уши и умы граждан своей страны. И здесь, как бы невероятно это ни казалось, в этом безбрежном местность Колымы, умирающие узники еще считали в советской власти. Они все еще цеплялись за надежду, что раньше или позже все будет в порядке.

Сталин называл Дальстрой промышленным комплексом в особом настройка.Жители колымских лагерей понимали эту настройку. очень хорошо и сами пришли к такому же выводу. Несмотря на невероятных трудностей, связанных с политической ситуацией страны, люди, которые были арестованы произвольно и привезенные в исправительно-трудовые лагеря работали честно. Их следует судить соответственно, исходя из их чистой совести.

Слева: скульптура Фазиля Наджафова «Насилие». Выходит из глупости », бронза. 1939 г. политзаключенные стали надеяться на выпуск. Лаврентий Берия назначен новым наркомом. внутренних дел. Он отменил некоторые решения Ежова в чтобы поднять собственный политический престиж. Некоторые из политических узников колымских лагерей вызвали на допрос в Москву.

Но вскоре все это превратилось в горькую иллюзию. За годы между 1939-1940 годами я написал много писем главе нации а также Берии с просьбой о пересмотре моего дела.

Моя пожилая мать Сугра тоже написал им из Баку. Через несколько месяцев я получил очень краткий ответ на мои запросы: «Ваш статус остается без изменений».

В 1941 году я написал еще пять писем и отправил телеграмму с жалобами на и умоляю их отправить меня на фронт, чтобы я мог искупить за любую вину с моей кровью. Я не получил ответа.

Время шло. Зима пришла на Колыму долгими темными ночами и короткие серые дни. Мы страдали от обморожений и температур, которая упала ниже -50 ° C (-58 ° F).Было очень трудно для заключенных, проведших первый год на Севере, хотя они уже жили в этих местах четыре месяца уже.

Человеческие курьеры
Прошел 1939 год, и началось строительство железорудного завода. подходил к концу. Более половины всех заключенных в лагеря были назначены для перевозки продуктов на ежедневной основе по их назад по горной дороге через перевал Подумай.

В один из тех зимних дней в начале 1940 года пешеходы курьеры попали в страшную метель на горной дороге.Эту страшную трагедию сложно описать.

Некоторые из заключенных выжили, но не менее 30 человек погибли. и никаких следов не осталось. Они сбились с пути, а потом замороженные до смерти, оставленные умирать под снегом. Весной их тела были найдены разбросанными по склонам гор. Не все их нашли.

Позже, по той же горной дороге Мусейиб Ахундов в качестве начальника Строитель попал в метель вместе с группой людей по дороге в Магадан.Каким-то образом они отделились от своих трактор. Ахундову обморозили руку и ногу. Чудесным образом, он выжил.

«Мы пытались заблокировать избавиться от всех тревог и переживаний вместе со скукой и приготовьтесь к неопределенности грядущих дней. Мы позволим наши мысли сосредоточены на прошлом, по крайней мере, никто не мог принять что подальше от нас ".

-Аюб Багиров в «Горькие дни Колымы»


Спасла его наша геологоразведочная группа.Через завывала вьюга, они едва слышали его кричит о помощи. С огромным усилием они перелезли через валуны, подползли к раненым и буквально спасли их из лап смерти.

Метели, вызванные свирепыми ветрами, были вполне нормальными, особенно у Охотского моря. Ветер мог достигать 30-35 метров в секунду. второй. Были времена, когда людям приходилось держаться за веревки как они переходили от одного дома к другому поблизости; иначе, они бы никогда не смогли найти вход.

Во время вторая половина марта 1940 г., когда дни на Колыме становились относительно длиннее и небо ярче, все работники строительной станции было поручено расчистить дороги для на всю длину перевала.

Около 1500 заключенных работали над этой задачей в течение нескольких дней. С участием огромными усилиями мы смогли закончить строительство дорога, чтобы автомобили могли проезжать через перевал.

Сначала тракторы, потом грузовики с продуктами питания, техническое оборудование, материалы для рудника и железной руды завод.Недбайлов, главный инженер руководил этим сложным Работа.

Многие люди так много работали в этих суровых условиях строительства, сознательно пытаясь обеспечить предметы первой необходимости.

Иногда люди, особенно с юга, отправлялись в краю смерти, но потом храбро пережил эти суровые невзгоды в жизни.

Если кто-то заболел или был слишком слаб и не мог работать, мы бы душить его вниманием, помогая ему чем могли.Мы возьмем на себя его рабочую нагрузку вместе со своей в этот день просто чтобы они не уменьшали его дневной паек хлеба. Иначе, скудный рацион обрек бы этого человека на медленное, но верная смерть.

Д-р Мирза Багиров (1927-) опубликовал воспоминания своего отца Айюба Багирова (1906-1973), «Горькие дни Колымы» (Горки Дни на Колиме, 1999). Он имеет докторскую степень в области технических наук и является бывшим Ректор Политехнического института и Ленкоранского государственного университета.

Вернуться к Index AI 14.1 (весна 2006 г.)
AI Home
| Поиск | Журнал Выбор | Темы | Магазин AI | Свяжитесь с нами

Другие веб-сайты создан Азербайджанской международной организацией
AZgallery.org | AZERI.org | HAJIBEYOV.com

Бутугычаг («Долина смерти»)

руины , лагерь , кладбище , исторически значимое место , тюрьма , заброшенная / закрытая , шахта , радиация , ГУЛАГ , урановая шахта

Бутугычаг подчиняется Управлению.А / я 14 (касается добычи и обогащения урана для советского ядерного оружия).
В отдельный лагерь Пост № 12, организованный в 1950 году, входили лагерные части (шахта), расположенные вокруг хребта Бутугычаг вдоль Нелькобе в ключевом районе Хантера, а также фабрика по обогащению урановой руды: ГРЕБЕНЬ. Число 1.
Общая численность / к рабочим на горном, строительном. работа и лесозаготовка на 01.05.50 - 1204 человека, из них женщина 321, осуждено на 541 к / с. преступление.
В период с 1949 по 1953 гг.в стоянке работал касситеритовый рудник «Горняки» Тенькинского ИТЛ ДАЛЬСТРОЯ, разрабатывает Бутугычагское месторождение открытым Б.Л. Флеровым в 1936 г.

Место получило свое название от кочевых племен охотников и оленеводов по рождению Егорова, Дьячкова и Крохалевых, на р. встретились с огромным полем, усыпанным человеческими черепами и костями, и когда олени в стаде начали болеть странной болезнью - они исключили в первую очередь ноги шерсти, а затем животные ложились и не выдержали.Механически это право было передано остаткам бериевских лагерей 14-го отделения ГУЛАГа.

В 1937 году на Учебном Колымском тресте «Дальстрой» началось производство второго после золота металла - олова. Одной из первых горных работ этого профиля стал и рудник «Бутугычаг», который в течение нескольких лет одновременно исследует и дает целевые продукты. Жилые и хозяйственные постройки, возведенные для него заключенными, организовали здесь походные лагеря, а затем выросли в отдельный лагерь (АРС) с таким же названием.

С момента основания в 1937 году рудник «Бутугычаг» входил в ЮГПУ - Южное горное управление.Главный геолог управления Г.А. Кечек 20 апреля 1938 г. в одной из служебных записок сказал: «На Бутугычагском промысле работы велись в течение всего года. Сначала в очень малых объемах, а затем в нескольких крупных. Объем работ ограничен. количество поставки товаров: продукты питания и техника.

Шахта Бутугычаг представляла собой сложную смесь - фабрику: сортировочно-обогатительную, бромсбергскую, мотовозку, ТЭЦ. Сумские насосы смонтированы в выдолбленной в скале камере. Построен поселок из рубленых двухэтажных домов...
В феврале 1948 г. на руднике «Бутугычаг» Лагерная дивизия организовала специальный лагерь № 4 № 5 - Береговые лагеря Берлага. Одновременно здесь началась добыча урановой руды. В связи с этим на базе уранового месторождения было создано организован заводом № 1, который вместе с двумя другими комбинатами вошел в так называемое Первое Управление Дальстроя.
В состав палаточного городка, обслуживающего комплекс № 1, входили два лагеря. На 1 января 1950 года их было 2243 человека. Одновременно «Бутугычаг» «продолжала добывать олово. Добыча металла периодически снижалась.Например, только за 1950 год «Бутугычаг» получил чуть более 18 тонн жести. В количественном отношении это был просто скряга.
Однако на «Бутугычаге» начали строить гидроэлектростанцию ​​на 100 тонн урановой руды в сутки. На 1 января 1952 года количество сотрудников Управления Первого Дальстроя увеличилось до 14790 человек. Это было максимальное количество людей, занятых на строительных и горных работах в этом управлении. Затем пошла на убыль добыча урановой руды и к началу 1953 года их насчитывалось всего 6130 человек.В 1954 году обеспеченность квалифицированными кадрами основного предприятия Управления Первого Дальстроя еще больше упала и составила в «Бутугычаге» всего 840 человек.
Всего на изменение политической ситуации в стране повлияла последняя амнистия, по которой началась реабилитация незаконно репрессированных. «Бутугычаг начал отключать свою деятельность. К концу мая 1955 года он был окончательно закрыт, но здесь лагерь парализован навсегда. 18-летняя работа« Бутугычага »прямо на ваших глазах стала историей.

«Вскоре мы вошли в узкую долину между серыми холмами. Слева это была сплошная темно-серая каменная стена. На гребне стены шел снег. Холмы справа были слишком высокими, но они медленно набирали высоту, и они были видны туннельные отвалы из камня, а в распадках какая деревянная башня, пандусы ...
Весной 1952 г. Бутугычаг состоял из четырех (а считая «вакханки» одной из пяти) крупных лагпунктов.
Над центральной возвышенностью. конус нагнетания, но закругленный, не острый и не каменный холм.На крутом (45 градусов 50) склоне находился самолет, рельсовый путь, который двигался вверх и вниз на двухколесной платформе. Они натянули канаты, махнули крепкой лебедкой, установили и продвинули на специально заготовленную гранитную площадку. Платформа расположена примерно на трех четвертях расстояния снизу вверх. Самолет был построен в середине 30-х гг. Он, конечно, и сейчас может служить ориентиром для туристов, даже если рельсы убрать, так как подошва, укрепляющая шпильки на вершине, оказалась неглубокой, но все же заметной щелью на склоне холма.
От верхней плоскости террасы горизонтальной ниточкой по склону холма, длинный, примыкающий к спуску холма, шла правая узкоколейная дорога к лагерю «Сопка» и роте «Горняки». Якутское название места, где располагался лагерь и шахта «Горняки», - Шайтан. Это было самое «старое» и самое высокое над уровнем моря горнодобывающее предприятие Бутугычага. Добывали касситерит, оловянный камень (до 79% олова).
Лагерь «Сопка», несомненно, был худшим из погодных условий. Кроме того, не было воды.А воду он доставляет, сколько грузов по самолетам и узкоколейке, а зимой добывали из снега. Но снега почти нет, его дует ветер. По этапам в «Сопко» следует пешеходная тропа по распадке и - выше - по человеческой тропе. Подъем был очень тяжелым. Касситерит с шахты «Шахтёры» трамваем перевозили по узкоколейке, а затем перегружали на платформу самолета. Этапы «горки» были крайне редкими.
Если смотреть с дизелем (ехать в Центр) на спуске по холму, то оставил ей глубокое седло, затем относительно небольшой холм, который покинул кладбище.Через седловину бедные дороги ведут к единственной самке в Бутугычаге ОЛПУ. Он называл ... «вакханкой». Но такое название место все же дали геологи-изыскатели. Работа несчастной женщины в лагере была такая же, как и у нас: гора, тяжелая. И название, хоть и не конкретно, считалось (кто знал, что будет женский исправительный лагерь?) Дано садистское. Женщин с «вакханкой» мы видели очень редко - когда они шагают по дороге.
Во время строительства бывший дизель растянулся широко, но стремительно сжимался до Хилл-Вэлли.Внизу главного устья шахты был № 1 бис. Над устьем моей, над подъездными путями, офисами, инструменталками, фонарем, бурпехом возвышается огромная гора. Он находится внутри нее, а мой был BIS №1, в котором заключенные работали на дизельном топливе. Назвали его «шкалой». Жилу Руднева там исследуют и разрабатывают практически так же, как на шахте №1 - девятой. Подъемные машины не были мощными. Предел, ограничивающий глубину спуска подъемных бутугычагских подъемных машин, составлял 240 метров - и мощность двигателя, и барабан, и длина тросов.Горизонты на Бутугычаге были глубиной до 40 метров ...
Рудообогатительная фабрика - ужасное, смертоносное место. В дробильном цехе такая же, но более мелкая пыль. И химические, и прессовые цеха, и сушилки (сушильные шкафы для богатой руды) были чрезвычайно опасными едкими вредными парами. Больше, чем длина печи, большая сталь омерзительна ...
Смертность в Бутугычаге была очень высока. В «терапевтической» спецзоне (точнее сказать, как ее смерть) люди умирали ежедневно.Pococurante porter проверить количество личных дел с количеством готовых таблеток, трижды проколоть мертвую грудь специальной стальной пикой, воткнуть ее в грязный снежный нарыв возле часов и пустить волю покойного ...
Широкое покатое седло Между холмами выехала Центральная лагпункта. Есть кладбище (или, как его часто называют, Аммоналовка - в стороне, когда это был аммональный склад). Неровное плато. И все это покрыто аккуратными, прямыми, по рельефу рядами еле заметных бугорков продолговатой формы камня.А на каждом из бугорков на прочных, достаточно крупных деревянных колышках - обязательная жесть с разбитым полым номером. И если рядом четко видна могильная возвышенность (а иногда даже часть ее - это просто деревянные гробы, поставленные на немного расчищенной осыпи и усыпанные камнями; верхняя крышка гроба
часто видна полностью или частично), тем больше они сливаются с голубоватым серый камень, и бляшек уже не видно, а мало где ставки ... »
lib.aldebaran.ru / author / zhigulin_anatolii / zhigulin_anat...

Крутые холмы, шахты, врезанные в каменные гряды, каменные избы (камня много) узкоколейной железной дороги ... а в седловине между холмами - кладбище. Сотни, может быть, тысячи маленьких шатких оловянных пластинок с гвоздиками - пронумерованные формы узников позорных сгинувших здесь через 30 - 50 лет ...
photopicture.us/chronicles/index.php

Колымские рассказы Варлама Шаламова

В данной редакции находятся первые три тома Колымских рассказов:
I - Колымские сказки
II - Левый берег
III - Художник-лопат

Жизнь в российском ГУЛАГе, по авторской статье годы в ГУЛАГе, зафиксированные в эпическом шедевре.

Колымские рассказы - шедевр литературы двадцатого века, составленный из коротких художественных сказок на основе пятнадцатилетия русского писателя Варлама Шаламова

В этой версии представлены первые три тома Колымских рассказов:
I - Колымские рассказы
II - Левый берег
III - Художник-лопат

Жизнь в российском ГУЛАГе, основанная на собственных годах автора в ГУЛАГе, описанная в эпическом шедевре.

Колымские рассказы - шедевр литературы ХХ века, состоящий из коротких художественных сказок, основанных на пятнадцати годах пребывания в ГУЛАГе русского писателя Варлама Шаламова.Это издание NYRB Classics (и сопровождающий его второй том, который выйдет в 2019 году) является первым полным английским переводом рассказов Шаламова, основанным на окончательном издании его собрания сочинений, опубликованном в России в 2013 году.

Шаламов провел шесть лет в рабстве в золотые прииски Колымы, крайнего северо-восточного региона СССР и одного из самых холодных и негостеприимных мест на Земле, прежде чем он нашел менее невыносимую жизнь фельдшера в лагерях для военнопленных. Он начал писать свой рассказ о жизни на Колыме после смерти Сталина в 1953 году и продолжал писать до своего физического и психического упадка в конце 1970-х годов.

В Колымских рассказах грань между автобиографией и беллетристикой нечеткая: все в этих рассказах пережил или был свидетелем Шаламова. Его работа записывает настоящие имена заключенных и их угнетателей; сам он появляется просто как «Я» или «Шаламов», а иногда и под псевдонимом, например, Андреев или Крист. Эти собранные рассказы составляют биографию редкого выжившего, историческую летопись ГУЛАГа и, поскольку истории имеют не только документальную ценность, они представляют собой творческое и убедительное литературное произведение.Этот новый полный перевод Колымских рассказов восполнит значительный пробел в англоязычной библиотеке русской литературы.

Тюрьма Колыма - Скачать mp3

Переключить навигацию
  • Дом
  • Рейтинг
    • Топ 50 (Мир)
    • Top 50 (Индия)
    • Top 50 (Франция)
    • Подробнее Диаграмма
    • Топ 50 (Великобритания)
    • Топ 50 (Бразилия)
  • Лучшие песни
  • Свежий
  • Лучшие загрузки
  • API
  • DMCA
  • Свяжитесь с нами

Поиск


Обзор

World Prison | онлайн-база данных, содержащая информацию о тюрьмах и использовании тюремного заключения во всем мире

Перейти к основному содержанию
  • Дом
  • Краткое описание World Prison Brief
  • Всемирная тюрьма Краткие данные
    • Африка
        • Алжир
        • Ангола
        • Бенин
        • Ботсвана
        • Буркина-Фасо
        • Бурунди
        • Камерун
        • Кабо-Верде (Кабо-Верде)
        • Центральноафриканская Республика
        • Чад
        • Коморские острова
        • Конго (Республика)
        • Кот-д'Ивуар,
        • Демократическая Республика Конго
        • Джибути
        • Египет
        • Экваториальная Гвинея
        • Эритрея
        • Эфиопия
        • Габон
        • Гамбия
        • Гана
        • Гвинея (Республика)
        • Гвинея-Бисау
        • Кения
        • Лесото
        • Либерия
        • Ливия
        • Мадагаскар
        • Малави
        • Мали
        • Мавритания
        • Маврикий
        • Майотта (Франция)
        • Марокко
        • Мозамбик
        • Намибия
        • Нигер
        • Нигерия
        • Реюньон (Франция)
        • Руанда
        • Сан-Томе и Принсипи
        • Сенегал
        • Сейшельские Острова
        • Сьерра-Леоне
        • Сомали
        • Южная Африка
        • Южный Судан
        • Судан
        • Свазиленд / eSwatini
        • Танзания
        • Того
        • Тунис
        • Уганда
        • Замбия
        • Зимбабве
    • Азия
        • Афганистан
        • Бангладеш
        • Бутан
        • Бруней-Даруссалам
        • Камбоджа
        • Китай
        • Корейская Народно-Демократическая Республика
        • Гонконг (Китай)
        • Индия
        • Индонезия
        • Иран
        • Япония
        • Казахстан
        • Киргизия
        • Лаос
        • Макао (Китай)
        • Малайзия
        • Мальдивы
        • Монголия
        • Мьянма (ранее Бирма)
        • Непал

Урановый рудник на реке Колыма ⋆ Russian Urban Exploration

На 222-м километре (138 миля) Тенькинского тракта у реки Колымы есть ярко окрашенный знак, предупреждающий о радиации.Да, здесь радиация. 70 лет назад здесь работали тысячи заключенных трудовых лагерей.

Для справки:

Некоторые из самых суровых трудовых лагерей в СССР находились в районе Колымы.

В 1928 году на Колыме были обнаружены крупные месторождения золота. К 1931 году правительство СССР приняло решение о разработке этих месторождений с использованием труда заключенных.

Все лагеря были расформированы в 1960 году.

Рано утром, подготовившись на одном из поворотов дороги, мы сели в кузов внедорожника и поехали по заброшенной дороге к обогатительной фабрике рудника Бутугычаг в надежде подъехать как можно ближе можно было проехать на машине к заброшенным шахтам.

Для справки:

Местное название «Бутугычаг» переводится как «Долина дьявола» или «Долина смерти».

Мы проехали мимо здания электростанции, что в паре километров (1,3 мили) от главной дороги.

Ручей, следующий за дорогой, постепенно превращается в полноводную реку.

Здание обогатительной фабрики, как и все остальные сохранившиеся строения трудового лагеря, построено из натурального камня.

Огромная территория огорожена колючей проволокой.

Все склоны близлежащих холмов покрыты разведочными траншеями.

Ручей, превращающийся в полноводную реку в дождливые месяцы, теперь там, где раньше была дорога, ведущая в Верхний Бутугычаг.

Объезды и поиск заросшей дороги продолжались до темноты.

И вот настал момент, когда грузовик должен был остановиться.На пути была пропасть, пройти невозможно. Последнее сезонное наводнение полностью разрушило дорогу.

В итоге нам удалось добраться до лагеря Центральный. На следующий день после завтрака мы направились туда.

Ураноносная руда, пришедшая с Бутугычага, была доставлена ​​в Магадан в мешках под усиленной охраной. Руда была погружена на подводную лодку, которая плыла через Татарский пролив во Владивосток, где стратегические материалы были перегружены на самолеты и доставлены в Москву.Сырье было переработано на специальном заводе в Подмосковье.

Раскопки на шахте стали результатом принудительного труда тысяч заключенных. Отсюда видны некоторые части лагеря Сопка. Скоро доберемся.

«Сомнений не было - наш пленный транспорт направлялся на Колыму. Даже в других лагерях колымские лагеря олицетворяли нечто особенно ужасное и роковое. Считалось, что побывавшие там чудом спаслись из ада.Их было так мало, что их прозвали «Колыма», и никто не называл их имени. Все равно знали, кто они такие ».

От Горчакова: Воспоминания

«HSB… барак строгого режима. Большая тюрьма на территории лагеря из натурального камня.

Описываю тюрьму в главном лагере Бутугычаг-Центральный. Внутри HSB было множество камер - большие, индивидуальные поменьше, с цементным полом и с деревянным полом.В коридорах были решетчатые перегородки, а двери камер либо решетчатые, либо из прочной стали.

HSB располагался в самом углу большой территории, под сторожевой башней, оснащенной прожекторами и пулеметом. Публика в HSB была разнообразной. В основном это были заключенные, которые пытались скрыться от труда и нарушители режима. Другие преступления также сильно различались - от хранения самодельных игральных карт до убийства ».

Из урановой удочки А.Жигулин

Известно, что одно из зарешеченных окон было вынесено и сдано в краеведческий музей.

«Когда температура на улице была выше -40 градусов по Цельсию (-40 градусов по Фаренгейту), нас отправили работать в отряд 401. Это был номер отряда HSB.

Это были люди, которые избегали работы на шахтах. Так что, если вы не хотели работать под землей, где было тепло, приходилось выходить подышать свежим воздухом.Нас - от 15 до 20 человек - довели до конца монтажа.

Рабочий участок видно было издалека. Это был склон холма напротив поселения. Все холмы вокруг Бутугычага на самом деле были довольно высокими горами, которые выглядели так, будто кто-то бросал гранитные камни разной формы и цвета в груду.

Было два сторожевых поста с солдатами: один у подножия, а другой примерно в 100 метрах (примерно 110 ярдов) в гору. Работа заключалась в перемещении больших камней с подножия в гору.

Работа была чрезвычайно тяжелой: приходилось ходить по огромным обледенелым камням, держа такие же в изношенных ватных рукавицах. Ваши руки и ноги мерзли; ледяной ветер обжигал твои щеки. За один день отряд 401 поднял огромную кучу камней, целую пирамиду.

У солдат, конечно, были пожары на своих постах. На следующий день задача была перевернута: ту же самую груду камней нужно было нести под гору, что было ничуть не легче.

Итак, миф о сизифовом труде действительно сбылся в ХХ веке.

Через пару месяцев этой работы мы сильно обморожены, ослабли и умоляли вернуться в шахты ».

Из урановой удочки А. Жигулина

Это, видимо, самое тёплое место в БП, с двойной крышей и большой топкой. Двухъярусные койки в караульном помещении офсайдной смены.

А вот и П-образные стержни.Увидеть их можно возле караулки любого лагеря на Колыме.

В одной из ячеек мы нашли этот стол, нацарапанный на стене, возможно, он служил для кого-то календарем.

Эта куча сапог - самая известная достопримечательность Бутугычага. Может быть, это выяснилось, когда обрушился склад.

Вид на Центральный трудовой лагерь в наши дни.

Вид на трудовой лагерь Центральный в 1950 году.

Изображения Евгения Радченко, воспроизведены с разрешения

Оценка читателей

Всего: 8 Среднее: 3,6

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *