Пытаемся: Синонимы к слову «пытаемся» (28+ слов)

Содержание

Форвард СКА Кузьменко: даем сопернику фору, а затем пытаемся спасти матч

https://rsport.ria.ru/20210913/khokkey-1749792000.html

Форвард СКА Кузьменко: даем сопернику фору, а затем пытаемся спасти матч

Форвард СКА Кузьменко: даем сопернику фору, а затем пытаемся спасти матч — РИА Новости Спорт, 13.09.2021

Форвард СКА Кузьменко: даем сопернику фору, а затем пытаемся спасти матч

Хоккеисты СКА дали фору сопернику в матче КХЛ с нижегородским «Торпедо», а затем не смогли спасти игру, заявил нападающий петербуржцев Андрей Кузьменко. РИА Новости Спорт, 13.09.2021

2021-09-13T00:50

2021-09-13T00:50

2021-09-13T00:50

хоккей

континентальная хоккейная лига (кхл)

торпедо

ска (санкт-петербург)

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/09/0d/1749791859_0:0:2626:1477_1920x0_80_0_0_9861b98f02f0152efed869ac7063be52.jpg

НИЖНИЙ НОВГОРОД, 13 сен — РИА Новости, Сергей Литвак. Хоккеисты СКА дали фору сопернику в матче КХЛ с нижегородским «Торпедо», а затем не смогли спасти игру, заявил нападающий петербуржцев Андрей Кузьменко.»Торпедо» дома обыграло СКА со счетом 3:2.»Вторую игру подряд начинаем безобразно, даем фору сопернику, а затем пытаемся спасти матч. Но у нас это опять не получается. Тяжелый момент для нас, надо концентрации добавить, и работать, работать, работать, чтобы переломить эту ситуацию. От плохой концентрации отсутствует завершение, потому что моменты есть в каждой игре и их очень много, а реализация хромает», — заявил Кузьменко журналистам.СКА начал сезон с трех побед, а потом дважды проиграл. «Сложный вопрос, как улучшить реализацию. Тут нужна тонкая грань между суперзаряженностью и расслабленностью. И то, и другое может быть плохо, если будет чрезмерно. У нас отличная команда, я готов играть с любыми партнерами, работаем над коммуникациями с партнерами, получаем удовольствие от игры», — добавил игрок.

https://rsport.ria.ru/20210912/khokkey-1749769981.html

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://rsport.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e5/09/0d/1749791859_0:0:2626:1971_1920x0_80_0_0_d0dd36fcbf60986bd7722957e194329b.jpg

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

континентальная хоккейная лига (кхл), торпедо, ска (санкт-петербург)

Форвард СКА Кузьменко: даем сопернику фору, а затем пытаемся спасти матч

НИЖНИЙ НОВГОРОД, 13 сен — РИА Новости, Сергей Литвак. Хоккеисты СКА дали фору сопернику в матче КХЛ с нижегородским «Торпедо», а затем не смогли спасти игру, заявил нападающий петербуржцев Андрей Кузьменко.

«Торпедо» дома обыграло СКА со счетом 3:2.

«Вторую игру подряд начинаем безобразно, даем фору сопернику, а затем пытаемся спасти матч. Но у нас это опять не получается. Тяжелый момент для нас, надо концентрации добавить, и работать, работать, работать, чтобы переломить эту ситуацию. От плохой концентрации отсутствует завершение, потому что моменты есть в каждой игре и их очень много, а реализация хромает», — заявил Кузьменко журналистам.

«Если бы мы использовали хотя бы половину своих шансов, то легко бы выигрывали. Но пока время есть. Проведи хорошо пару игр и о предыдущих неудачах все легко забудут. Надо просто показывать свой лучший хоккей, тогда мы выйдем из этой непростой ситуации», — пояснил хоккеист.

12 сентября, 19:38ХоккейСКА проиграл «Торпедо» в матче КХЛ

СКА начал сезон с трех побед, а потом дважды проиграл. «Сложный вопрос, как улучшить реализацию. Тут нужна тонкая грань между суперзаряженностью и расслабленностью. И то, и другое может быть плохо, если будет чрезмерно. У нас отличная команда, я готов играть с любыми партнерами, работаем над коммуникациями с партнерами, получаем удовольствие от игры», — добавил игрок.

«Играем неплохо, но об этом потом никто не вспомнит. Когда результат отрицательный, никто не будет говорить про качество игры. Самое главное — итог. А когда выигрываешь, то уже можно искать в своей игре отрицательные моменты, чтобы что-то улучшить»,- подчеркнул Кузьменко.

Илья Лагутенко о новом альбоме группы «Мумий Тролль»

Группа «Мумий Тролль» выпустила новый альбом «Призраки завтра», в работе над которым отразились все особенности нынешней обстановки в шоу-бизнесе. Илья Лагутенко рассказал Борису Барабанову о том, почему его группа заключила контракт с мейджор-лейблом, и о том, как на альбом попали рэперы новой школы.

— После долгого инди-существования в качестве инди-группы «Мумий Тролль» все же подписал контракт с мейджор-лейблом Warner Music Russia. А как же независимость?

— У нас внутри группы постоянно шли дискуссии о том, что делать в постоянно меняющейся ситуации с изданием музыки. Перебирали варианты с учетом того, что в этом стриминг-мире ресурсы независимого артиста по части рекламы своей музыки довольно ограниченны. Следить как слушатель ты можешь, а вот угнаться за всеми изменениями в индустрии, когда ты инди-артист, сложно. Поэтому мы начали рассматривать несколько вариантов работы с цифровыми дистрибуторами, которые могли бы предложить интересные условия сотрудничества конкретно по нашим готовящимся альбомам. В течение года мы вели переговоры, и в конце концов выбор пал на Warner Music Russia. Мы готовились к релизам и концертам.

— Но вмешался COVID-19?

— Где-то в марте, когда стали закрывать границы, нам стало ясно, что это надолго и всерьез. Я не разделял общего позитива моих коллег в Москве, которые говорили, что это просто очередной грипп. Я оказался прав. Договор был подписан, и буквально через неделю наступил всеобщий локдаун. Мы рассчитывали издать наш новый материал раньше, но не вышло.

— Почему?

— Это парадокс. Сейчас вроде бы у людей освободилось много времени. Это раньше они писали мне: «Ой, я тут вернулся с гастролей, нужно передохнуть, и недели через две я дам ответ». А сейчас вроде бы все дома, у мониторов. Но по факту все стало очень медленно. Кстати, люди уже нашли у нас в песне «Романс знатоков» эту фразу — «медленнее, чем медленно». И пишут, что «это про COVID-19». Эта вязкость, она буквально на всех распространилась. Наш альбом должен был микшировать Гас Сейфферт — это продюсер, который работает с Майклом Киванукой, Беком и The Black Keys среди прочих. Он попросил выделить две недели между другим его студийным проектом и туром с Роджером Уотерсом. Мы обо всем договорились. Тут наступил локдаун, туры отменились, и вот бы как раз быстренько закончить наш альбом, да? Но он вдруг пишет: «Мне нужно больше времени, нужно подумать над песнями. Я тоже хочу здесь кое-что сыграть. Давай обсудим аранжировку, мне кажется, она должна быть иной». Процесс сведения альбома растянулся на четыре месяца. И в эти четыре месяца я, в свою очередь, не мог ничего гарантировать выпускающей компании. То же и со съемочными группами, которые должны были делать клипы. В одной съемочной группе на Урале кто-то слег с коронавирусом. В каком-то другом месте просто нельзя было ничего снимать. Приходилось на ходу пересматривать планы. И наверное, еще одна причина их срыва в том, что компании, которые занимаются цифровой дистрибуцией, сейчас перегружены. Несмотря на общее замедление, стало больше контента, который нужно отправлять на торговые площадки.

— Новая цифровая жизнь очень жестокая. На лейблах сидят люди, у которых критерий один — зайдет или не зайдет песня на стриминге. Или к артистам вашего уровня отношение другое?

— Есть четкое понимание, что мы ни с кем не конкурируем. За нами есть наши цифровые слушатели, их количество всем видно, ничего доказывать не нужно. Мы не пытаемся со своими новыми песнями влезть в рынок вирусной музыки нового времени. Некоторые песни из чартов кажутся мне смешными, знаешь, из серии «чисто поржать». А большинство и вовсе неинтересны. Но это мои собственные вкусы. А у других людей они другие. И они меняются. Хорошая песня в любом случае всегда живет долго. И мейджоры отдают себе в этом отчет.

— Тем не менее многие комментаторы уже охарактеризовали присутствие на альбоме «Призраки завтра» фитов со Скриптонитом («Кутить») и T-Fest («Не целуясь») как попытку захватить новую аудиторию.

— Знаешь, довольно сложно совместить людей, которые принципиально друг друга не понимают. Я отправил этим артистам мультитрек и сказал, что они могут делать с этими дорожками что угодно. Полная свобода. По итогу я их все же спросил: «Почему меня много, а вас мало?» Могу сказать, что эти двое входят в мою личную пятерку самых интересных представителей русского рэпа. У них есть идея, есть концепт, что меня очень привлекает. Лично мы друг с другом не общались. Познакомились через друзей и взаимодействовали онлайн. И это не была инициатива лейбла. Синергия не была очевидна никому, кроме нас. Идея этих коллабораций родилась в недрах группы «Мумий Тролль», в которой сейчас играют музыканты с очень разнообразным бэкграундом. Результат мне понравился. Понимаешь, во всем можно усмотреть какой-то ход. Но кто-то из наших слушателей в комментариях вспомнил сотрудничество «Мумий Тролля» с рижской рэп-группой Fact, и я не очень понимаю, что изменилось за эти 20 лет. Для меня эти треки — «Не целуясь» и «Кутить» — как виртуальное рукопожатие. А это сейчас не менее важно, чем какой-то там расчет.

— Если говорить о том, как новые песни резонируют с действительностью, стоит вспомнить и ваш новый номер «Космические силы». Похоже, твоему «инопланетному гостю» у нас не очень понравилось.

— Ты имеешь в виду строчки типа «прочихали эту красивую планету» и «командировка стала слишком радиоактивной»? Судя по комментариям, люди вдруг оглянулись и поняли, что да, прочихали. Я-то и раньше оглядывался, но у людей обычно нет на это времени. А теперь появилось.

— Илья, дай, пожалуйста, напоследок комментарий относительно судьбы «Мумий Тролль бара» в Москве. Все же это была важная площадка для города, для молодых артистов. Много хороших концертов там прошло.

— Из старого помещения на Тверской, 7 нас выселили очень быстро, как и прочих арендаторов. Из прессы мы узнали, что там будут элитные офисы и апартаменты. Видать, есть кто-то, кому вот прямо сейчас срочно понадобились апартаменты и офисы элитные. Но недавно мы подписали договор аренды нового помещения на Новом Арбате. Там сейчас ремонт. Самый позитивный прогноз — заново открыться в феврале.

CEO Cyanogen: мы пытаемся забрать Android у Google

Кирт МакМастер, откровенный и бескомпромиссный директор Cyanogen Inc., в последнее время отметился высказываниями о «тираническом» контроле Google над Android и о полной неспособности Samsung создать достойную мобильную операционную систему.

Но его последняя «программная» речь на конференции «Next Phase of Android» в Сан-Франциско удивила и обрадовала многих. В своей речи МакМастер отметил, что будущее Cyanogen не связано с Google.

С самого начала он представился так: «Я CEO Cyanogen. Мы пытаемся забрать Android у Google». Объясняя эту позицию он рассказал, что Cyanogen хочет предоставить версию Android открытую вплоть до ядра, которую бы партнеры могли использовать для создания самых интегрированных сервисов, что сейчас, под присмотром Google, невозможно.

МакМастер приводит пример Google Now, который подключается к ядру системы так, как никакой другой сервис не может. Он отмечает, что лаунчер Aviate (которым сейчас владеет Yahoo), мог бы получить такого же уровня доступ, если бы работал с Cyanogen, а не с Android.

Так что Cyanogen видит себя платформой, которую другие компании смогут использовать для создания сервисов, встраивающихся глубоко в систему. Не разозлит ли это Google? Конечно, разозлит, но Cyanogen это не беспокоит, так как компания видит себя в будущем свободной от Google.

Мы едва наметили то, чем могут быть мобильные устройства. Сегодня Cyanogen имеет некоторые зависимости от Google. Завтра их не будет. В течение трех-пяти лет мы не будет производной Google.

Пока же Cyanogen нуждается в сервисах, которые предоставляет Google, таких как Play Store, Gmail, и Maps. Владея ими Google сохраняет контроль над платформой. Компаниям, работающим над форками Android без приложений Google, очень трудно создать жизнеспособные конкурентные платформы. Amazon, который потратил годы на создание альтернатив приложениям Google, является единственным заметным исключением.

Cyanogen надеется решить эту проблему, работая с партнерами и поддерживая альтернативные магазины приложений. МакМастер говорит, что Cyanogen получит собственный магазин в течение 18 месяцев.

Пока же в своих коммерческих реализациях для OnePlus и Micromax Cyanogen вынужден использовать возможности Google. Будет ли так все радужно, как описывает МакМастер? Направление он обозначил, препятствий на нем много, но успех может окупить все сторицей.

Если вы нашли опечатку — выделите ее и нажмите Ctrl + Enter! Для связи с нами вы можете использовать [email protected]tor.ru.

Личным примером пытаемся изменить систему. Мынжылкы Бердиходжаев в проекте ER-BATYR: 12 сентября 2021, 19:00

Новый гость проекта ER-BATYR — врач-нейрохирург высшей категории, руководитель центра нейрохирургии Центральной клинической больницы (Совминки) Мынжылкы Бердиходжаев. В беседе с ведущим Тимуром Балымбетовым он рассказал о том, почему население не верит в достижения отечественной медицины, по каким причинам пациенты чаще всего отказываются от операций, что помогает ему двигаться дальше, а также о том, как изменилось медицинское образование в Казахстане за последние годы. Cмотрите новый выпуск проекта на YouTube-канале ER-BATYR.

Организаторы проекта — медиахолдинг Alash Media Group и общественный фонд Montessori Qazaqstan. Информационные партнеры: «Седьмой канал», радиостанция Vostok FM и социальная сеть «ВКонтакте». Партнер проекта — мобильный оператор Altel.

Гость проекта поделился своим мнением о качестве медицинского образования в Казахстане: «Медицинское образование за последние годы в корне поменялось. К примеру, анатомия, которую мы учили полтора года, для хирурга она очень важна, на данный момент изучается только год. Топографическая и патологическая анатомии — все эти курсы были сжаты. Такие предметы, как философия, культурология, экономика, стали дополнительными, и их не изучают. Хотя для становления врача как такового, мы же готовим не слесаря или сантехника, эти предметы важны, чтобы иметь достаточно широкий кругозор, уметь поддержать разговор. Ведь человеческая жизнь не только с организмом связана, есть вещи, которые можно вылечить и просто с помощью беседы. Поэтому я считаю, что образование изменилось, и не совсем в лучшую сторону».

Мынжылкы Бердиходжаев на своем личном примере стремится показать, что отечественная медицина, в частности нейрохирургия, сейчас находится на достаточно высоком уровне. «Основная моя задача — это популяризация отечественной медицины. Показать людям, что в части меня, это нейрохирургия, мы находится на достаточно высоком уровне в Казахстане. В большей части проблема заключается в недостатке информации. Вот сейчас мы столкнулись с ситуацией с вакцинацией, когда население не верит: не верит отечественным препаратам, а также произведенным в соседних государствах, начинает искать что-то импортное. Примерно так же и народ не верит, что в Казахстане есть достижения в медицине. Конечно, громко заявлять, что мы можем лечить абсолютно все, наверное, было бы ошибочно — мы не можем сравниваться с ведущими клиниками, их бюджет примерно равен бюджету всей страны. Поэтому когда 4 процента ВВП всей страны выделяется на медицину и из них на сегодняшний день примерно половина тратится на борьбу с коронавирусом, говорить о том, что мы преуспели, было бы громко», — поделился он.

Гость проекта также рассказал о том, часто ли он отказывается от хирургического вмешательства: «Как правило, если хирургическое вмешательство можно оперативно выполнить в наших условиях, то я всегда берусь за этого пациента. Единственное — это то, что пациент может отказаться сам. Очень много разных моментов, но чаще это происходит из-за недопонимания. Был очень яркий пример в 2019 году. Пришел пациент на консультацию — у него двухстороннее сужение сонных артерий, я даю заключение, чтобы он оформил заявку на портале, для этого нужно было ждать две недели. Но он собирает деньги и буквально в течение недели вылетает в Корею. Там ему делают обследование, оперируют одну сонную артерию, в этот момент находят сужение в коронарных артериях, и все это лечение обходится в 100 тысяч долларов. Он продает квартиру, все активы. А другая сторона сонной артерии у него остается непрооперированной. Буквально через полгода он ко мне приходит и говорит: «У меня деньги закончились, хочу у вас оперироваться». А тогда ведь ему буквально неделю нужно было подождать, и мы бы все бесплатно прооперировали. Может, он хотел лучшее лечение, ведь реклама, как говорится, двигатель прогресса, и учитывая, что в нашей стране такой агрессивный маркетинг не проводится. К примеру, в Корее власти выделяют огромные деньги на рекламу местных клиник и медицинских услуг. Видели ли вы какую-либо рекламу со стороны наших госорганов?»

Также Мынжылкы Бердиходжаев рассказал о том, что помогает ему держать фокус и двигаться дальше. «Я стараюсь периодически отстраняться и смотреть со стороны. Это очень важно — в какой-то момент остановиться, взглянуть на вещи со стороны, а затем уже принимать решения. Двигаться дальше и не останавливаться на достигнутом меня заставляет желание личностного роста, желание быть в числе лучших. Есть мировые признанные специалисты, и быть с ними в одном ряду и иметь возможность о чем-либо поговорить, чтобы беседа была интересной, — это такой мотивирующий момент», — поделился он.

ER-BATYR — проект о мужчинах и для мужчин, о роли мужчин в современном обществе, об ответственности, которую они несут, а также о том, как по-настоящему сознательный мужчина может влиять на преображение семьи и общества. Известные бизнесмены, спортсмены, признанные профессионалы в различных сферах открыто рассказывают о жизненных ценностях, семейном укладе, а также делятся мнением о роли мужчины в семье и обществе.

Ранее гостями проекта стали футболисты Давид Лория и Самат Смаков, актеры Тауекел Мусилим и Санжар Мади, шоумен и телеведущий Марат Оралгазин, специалист по коммуникациям Алишер Еликбаев, генеральный директор «Фридом Финанс» Тимур Турлов, бизнесмен Раимбек Баталов, медиамагнат Арманжан Байтасов, основатель благотворительного фонда Asar Ume Асхат Нурмашев, продюсер группы Ninety Onе Ерболат Беделхан, продюсер и актер Нурлан Коянбаев, а также председатель правления АО «Қазақтелеком» Куанышбек Есекеев.

Смотрите все выпуски проекта на YouTube-канале ER-BATYR. Официальная страница проекта в Instagram — erbatyrkz.

Пытаемся все вместе выйти из этой ситуации

В связи с переездом склада, отправление заказов будет задерживаться на неделю.

Александр Торченюк: Пытаемся все вместе выйти из этой ситуации

Нападающий пообщался с журналистами после окончания матча с ЦСКА.

Нападающий красно-белых пообщался с журналистами после окончания матча с ЦСКА.

— В целом мы неплохо играли, за исключением большинства в концовке. Даже не знаю, что сказать… Мы сейчас находимся в какой-то неприятной ситуации. Хотелось бы попросить прощения у болельщиков и поблагодарить их за поддержку. За то, что они верят в команду. И сегодня болельщики здорово гнали нас вперед. Мы обязательно постараемся всё исправить.

— Почему не идёт большинство?
— Сложно сказать. Мы каждый день в команде разговариваем по этому поводу. И тренируем, и рисуем, пытаемся все вместе выйти из этой ситуации, чтобы нас прорвало в большинстве. Я надеюсь, что в скором времени мы всё исправим.

— С чем связана низкая результативность в последних трех матчах?
— Сейчас все команды друг друга разбирают, где-то у нас, видимо, не идёт шайба, соперники здорово обороняются. Опять же, сегодня мы играли с ЦСКА, а это хорошая, мастеровитая команда. Повторю: мы неплохо играли у нас были моменты, могли забить не одну и даже не две шайбы.

Фотогалерея

Мы в социальных сетях:

Читайте также

Будь в курсе всех новостей, подпишись!

Обещаем присылать только самые важные новости, никакого спама!

Подписаться Введите адрес электронной почты

trying — Англо-русский словарь на WordReference.com

Главные переводы
try⇒ vtrtransitive verb: Verb taking a direct object—for example, «Say something.» «She found the cat.» (attempt)пытаться, стараться несов
  попытаться, постараться сов
 He tried to walk to the next town, but it was too far.
 Он пытался дойти до соседнего города пешком, но было слишком далеко.
try vtrtransitive verb: Verb taking a direct object—for example, «Say something.» «She found the cat.» (test it)пробовать, испытывать несов + вин
  попробовать, испытать сов + вин
  проверять на опыте несов + предл + м пред
  проверить на опыте сов + предл + м пред
 Try it before you decide whether it’s difficult.
 Попробуй перед тем, как утверждать, что это трудно.
try vtrtransitive verb: Verb taking a direct object—for example, «Say something.» «She found the cat.» (taste) (на вкус)пробовать, отведывать несов + вин
  попробовать, отведать сов + вин
 He tried spinach once and didn’t like it.
 Он как-то пробовал шпинат, ему не понравилось.
try vtrtransitive verb: Verb taking a direct object—for example, «Say something.» «She found the cat.» (law: case) (процесс)вести, проводить несов + вин
  провести сов + вин
  (юр., амер.)представить дело на рассмотрение суда
 The District Attorney will try the corruption case.
 Окружной прокурор проведёт процесс о коррупции.

Мы пытаемся найти баланс между экономикой и здоровьем людей

Первый заместитель главы Хакасии Николай Миронов считает, что решение о переходе республики на 1 этап снятия ограничений, введенных в связи с эпидемией COVID-19, принято своевременно.  

— По цифрам, по критериям, которые установлены Роспотребнадзором, мы оказались в той зоне, когда могли аккуратно перейти на первый этап. Хочу сказать, что мы уже на опережение открыли очень многие заведения, которые в других регионах еще закрыты. То есть мы по факту уже частично были на 1 этапе, — сказал Николай Миронов в среду в эфире РТС.

Он также отметил, что некоторые общественные институты считают, что было бы полезнее ради оздоровления экономики максимально ослабить карантин. Правительству приходится искать баланс между спасением экономики и проблемами граждан, связанными с карантином, с одной стороны и требованиями санитарных властей и сохранением здоровья людей с другой.

— Мы пытаемся найти баланс между экономикой, интересами предпринимателей, налоговой базой – потому что это все доходы бюджета, а сейчас они резко падают. Мы понимаем, что людям очень тяжело, что им хочется жизни и активности. И это не только психологический фактор. Проблема в том, что многие люди остаются сейчас без работы и без дохода. Поэтому, конечно, мы стараемся максимально ускорить процесс выхода из изоляции. Но с другой стороны, у нас по пневмонии нехорошие цифры, у нас смертность не слишком высока, но совсем не хочется, чтобы она увеличилась. Поэтому идем аккуратно, но с пониманием экономических и психологических нужд людей, — пояснил первый заместитель главы Хакасии.

С 26 мая по согласованию с Роспотребнадзором Хакасия перешла на 1 этап снятия ограничений. На первом этапе будут разрешены прогулки и занятия спортом на улице, смогут открыться небольшие магазины (до 400 квадратных метров площади) непродовольственных товаров и предприятия сферы услуг.

Определение попытки по Merriam-Webster

попробуй | \ ˈTrī-iŋ \

: сильно напрягая силы выносливости мучительный опыт

настоящее причастие попробуйте запись 1

Trying Season 2 Review: Apple TV Show с Эстер Смит и Рэйфом Споллом

Когда Эстер Смит и Рэйф Сполл вернулись в восхитительную форму, было бы трудно найти лучшую пару для создания трогательной комедии.

По-настоящему счастливые пары — одни из величайших фокусов телевидения. Очень часто людей, находящихся в довольных отношениях, используют как плоскую оградку для пары других, попавших в дисфункциональную петлю. В других случаях радость этих пар — это повествовательный эквивалент сладкой ваты, пустых калорий, призванных обеспечить комфорт, и ничего больше.

Все это делает «Попытку» большим достижением, не говоря уже о долгожданной передышке. Комедия Apple TV +, дебютирующая на этой неделе во втором сезоне, вращается вокруг Никки (Эстер Смит) и Джейсона (Рэйф Сполл), двух жительниц Камдена, которые отправляются в длительное путешествие, чтобы пополнить свою семью.События первого сезона в конечном итоге были одобрены комиссией по усыновлению, и теперь начинается следующий этап процесса.

Конечно, Никки и Джейсон все еще не уверены на 100 процентов в своих потенциальных родительских навыках. Таким образом — среди горстки других — «Попытка» продолжает укреплять себя как удивительная история взаимоотношений, которая, как оказалось, имеет существенно более сладкую, шутливую внешнюю оболочку. «Попытка» черпает большую часть своей силы из того факта, что в их различных крохотных опасениях по поводу того, что будет, Никки и Джейсон действительно кажутся идеально подходящими.Это не потому, что оба они — вечные солнечные лучи — у Джейсона определенно бывают моменты лени и пораженчества, а постоянный оптимизм Никки иногда доставляет столько же напряжения, сколько и бальзам. Однако к тому времени, когда этот этап в сериале подошел к концу, сценарист и создатель сериала Энди Уолтон настолько настроен на ритм их партнерства, что даже простое обсуждение оливок может оказаться глубоким.

Связанные

Связанные

«Пробуем»

Apple TV +

Полезно иметь эту базу, поскольку 2-й сезон переживает некоторую первоначальную нестабильность.Премьера занимает некоторое время, чтобы уловить ситуации каждого в сети Никки и Джейсона. Очарование, которым была создана большая часть первого сезона, требует немного дополнительного времени, чтобы проявиться, отодвигая Никки и Джейсона на задний план, поскольку злоключения их друзей и семьи занимают центральное место. Имеет смысл, что второй сезон расширил бы свои рамки — это дополнительный контекст для любого потенциального прибавления в семье Никки и Джейсона. Возможно, это уместно с учетом тематики шоу, просто нужно немного времени, чтобы определиться.

Когда фокус снова смещается к Никки и Джейсону и их усилиям по привлечению ребенка в свою жизнь, этот сдвиг действительно ощущается как маяк, прорезающий мрак. Даже когда развитие процесса внедрения идет вразрез с некоторыми из их самых больших планов, простой движок акустической гитары этой серии не дает никому долго стоять на одном месте. «Пытаться» лучше всего, когда он использует импульс своих двух звезд для продвижения вперед, независимо от того, в каком направлении они движутся.

«Попытка» не боится использовать несколько случайных совпадений время от времени, но как только все проходит мимо небольших ухищрений премьеры, шоу максимально использует возможности разобраться в личных препятствиях, с которыми сталкивается отчужденный Фредди (Оливер Крис) и Эрика (Офелия Ловибонд), сестра Никки Карен (Сиан Брук), и любой из потенциальных бабушек и дедушек шоу.В частности, когда одна свадьба вырисовывается в конце сезона, она становится тематической косой, в которую на удивление хорошо вписывается каждое из тревог в этой паутине знакомств. (Постановка нескольких из этих ключевых совпадений — одна из лучших работ режиссера Джима О’Хэнлона в сериале на сегодняшний день.)

Хотя в этом сезоне она не так много снимается, конечно, есть также всегда желанное присутствие Имельды Стонтон в роли Пенни, связной пары по усыновлению. Всегда годится для идеальной дозы возмутительного — Пенни говорит одну фразу о ее … уникальном отношении к Вестминстеру, который является идеальной шуткой, которую вы можете увидеть где угодно — ее присутствие отражает реальность того, с чем сталкиваются Никки и Джейсон.Тем не менее, ей удается сделать это легчайшим прикосновением феи-крестной, придавая «Попытке» лишь слабый сказочный блеск, в котором она нуждается, когда этого требует момент.

«Пробуем»

Apple TV +

Как будто «Попытка» знает, что сила Никки и Джейсона настолько велика, что может противостоять некоторым из их менее рекомендуемых решений. (Когда один из их планов предполагает легкое вторжение в чужую собственность, легко представить себе ситуацию, когда даже при наихудшем сценарии они смогут найти выход из нее.Тем не менее, раз за разом они демонстрируют, какой силой доброй они могут быть в жизни тех, кто отчаянно нуждается в их руках помощи. В свою очередь, это делает их продолжающиеся неудачные попытки усыновления еще более эмоциональными.

Несмотря на все это, «Trying» — яркое шоу. Солнечных фасадов предостаточно. Внутри колл-центра по аренде автомобилей, где работает Никки, больше очарования, чем в большинстве вымышленных офисов. Даже в квартирах самых замкнутых персонажей чувствуется определенная теплота.

Но это не бредовая яркость. В отношениях Никки и Джейсона есть частое напоминание о том, что жить исключительно в идеализированном фантастическом будущем может быть опасно. Такое естественное и осязаемое счастье требует работы, как в том, что вы делаете для себя, так и в сотрудничестве, которое вы должны найти с любым партнером, с которым хотите разделить это счастье. К счастью, «Попытка» — это путешествие, в котором мы продолжим свои собственные усилия, готовые следовать туда, куда поплывет эта коллекция сердечек.

Оценка: B +

Премьера второго сезона «Пробуем» уже доступна на Apple TV +. Новые серии будут доступны на платформе каждую пятницу.

Зарегистрируйтесь: Будьте в курсе последних последних новостей кино и телевидения! Подпишитесь на нашу рассылку новостей по электронной почте здесь.

«Попытка» продлилась в начале 3-го сезона от Apple TV +

Apple TV + назначила дату премьеры 2 сезона сериала «Попытки», но это еще не все. Комедийный сериал, первый оригинал Apple из Великобритании, также был продлен в начале третьего сезона благодаря стриминговому сервису.

Мы полагаем, что очень старались.

Мировая премьера второго сезона сериала «Попытки» из восьми серий состоится в пятницу, 14 мая. Новые серии будут выходить каждую последующую пятницу.

Также читайте: Майя Рудольф сыграет главную роль в Apple TV + комедийный сериал от Алана Янга, Мэтта Хаббарда

Во втором сезоне Никки (Эстер Смит) и Джейсон (Рэйф Сполл) продолжают руководить процессом усыновления. Утвержденные комиссией по усыновлению, они теперь обнаруживают, что сопоставление с ребенком не так просто, как они надеялись, говорится в логове Apple.Похоже, что дети подкуплены другими парами, в то время как они почему-то остаются позади. С помощью своего эксцентричного социального работника Пенни (Имельда Стонтон) они полны решимости сделать все, что в их силах. Когда Никки встречает маленькую девочку по имени Принцесса на мероприятии по усыновлению, она сразу понимает, что это ребенок для них. Но на пути к плану Никки есть препятствия, которые могут оказаться непреодолимыми.

Вернувшиеся актеры также включают Офелию Ловибонд, Оливер Крис, Сиан Брук, Даррен Бойд и Робин Кара.

«Попытка» создана, написана и исполнительным продюсером Энди Уолтон, режиссером и исполнительным продюсером является Джим О’Хэнлон, продюсером Сэма Пиннелла, сопродюсером Тим Мэннион и исполнительным продюсером Джошем Коулом. Продюсирует сериал BBC Studios.

Также читайте: Apple в ранних выступлениях Питера Фаррелли «Самая большая пивная пробежка», Зак Эфрон, Рассел Кроу присоединятся к

Комедия

Apple TV + «Тед Лассо», вызывающая гордость и радость, также была обновлена ​​в начале третьего сезона от службы SVOD.Футбольная комедия Джейсона Судейкиса, за которую выпускники шоу «Субботний вечер в прямом эфире» получили премию «Золотой глобус» за лучшую роль актера в телесериале — мюзикле или комедии, — пока не имеет даты премьеры второго сезона.

Первый сезон сериала «Тед Лассо» стартовал 14 августа 2020 года. Мы ожидаем того же времени и во втором сезоне.

«Тед Лассо» Джейсон Судейкис в роли Лассо, маленький тренер по футболу в колледже из Канзаса, нанятый тренировать профессиональную футбольную команду в Англии, несмотря на то, что у него не было опыта тренерской работы в футболе.

Onin пытается исправить планирование мероприятий, объединив календарь и чат — TechCrunch

Что бы произошло, если бы ваш календарь и приложения для обмена сообщениями были на самом деле одним и тем же? Таковы идеи Onin — британского стартапа, который хочет упростить планирование мероприятий, ну, ну, создав более организованное приложение для организации мероприятий.

Если это звучит немного нише, то стоит помнить, что в последнее время у календарей было немного (ха!)Aka: Сколько вызовов Zoom может пережить один человек за один день?

Безусловно, ограничения цифровых календарей, этих довольно неприятных (но все более важных) инструментов управления временем, стали предметом более пристального изучения с тех пор, как на сцене появился COVID-19. Недостатки? Да их немного.

Итак, в последние годы мы наблюдаем всплеск внимания стартапов к этой сфере. Подумайте о таких вещах, как Calendly и Reclaim.ai для более эффективного управления планированием встреч (также известные как « умные помощники по календарю ») — или, в последнее время, Magical — который пытается немного расширить (пригласить) конверт, пытаясь сделать календари более совместными .

Onin придерживается аналогичного подхода к сотрудничеству, но изначально больше ориентирован на потребителя: он хочет стать вашим новым приложением, которое поможет вам организовать такие вещи, как напитки или поездки с друзьями. (Если он сможет взлететь у светских людей двадцати с небольшим лет и пробиться из B2C в рабочие настройки через бэкдор, ориентированный на потребителя, то это прекрасно, — думает основатель.)

Но зачем вам совершенно новое приложение для организации напитков на день рождения, я слышал, вы плачете !?

Потому что опыт использования цифрового инструмента для организации мероприятий с участием нескольких человек, к сожалению, не социальный и наполненный трениями, — это аргумент Онина.

В обычном календаре создатель события владеет событием (и, следовательно, процессом планирования), поэтому только он может вносить изменения, синхронизируемые со всеми участниками. Отсюда бесконечные цепочки обсуждений по электронной почте, которые возникают вокруг зарождающихся групповых мероприятий, когда люди пытаются обсудить детали плана — кто свободен, когда и какое место работает для всех и т. Д. — а затем ворчат самозваного организатора, чтобы он обновил приглашение, чтобы все остаются на одной странице.

Альтернативный подход

Онина позволяет избежать этой асимметрии планирования за счет сворачивания и объединения чата и календаря в единую мечту о планировании: «Одно место, где можно найти время и спланировать события, не выходя из чата.«Или, ну, это обещание.

(И — да — он по-прежнему будет интегрироваться с вашим существующим программным обеспечением календаря, так что события, запланированные в Onin, будут синхронизированы там.)

Вот как излагает основатель Райан Броди: «Мы хотим быть слоем агрегации событий, контекстуализирующим процесс и стороннюю интеграцию, чтобы не было фрагментации между ними и дискуссией, которая их формирует (прямо сейчас событие в наших дневниках всегда одно. шаг за колонной и каждый шаг дублируется)

«Для этого мы хотим заменить ваше приложение календаря / веб-приложение и действовать как клиент для любого поставщика календаря, который вы используете (« принесите свой собственный календарь »).”

«Мы начинаем со стороны потребителей и потребителей, однако мы твердо верим (и уже доказали) полезность Onin во всех секторах», — также утверждает он. «Главное, чтобы мы сначала разговаривали, а не мероприятие. 95% планирования происходит в чате, а не путем редактирования деталей события, поэтому мы упорно трудимся над тем, чтобы включить событие в сам разговор (вы также можете @ упомянуть группу в любой из ее подгрупп, ссылаясь на предстоящее событие. восхитительно) ».

Согласно Броди, проблема, на которой сосредоточен Онин, проистекает из фрагментации, связанной с давним стандартом iCalendar — он же формат спецификации основных объектов Интернет-календаря и планирования (RFC 5545), который позволяет различным службам планирования понимать и обрабатывать элементы календаря (и был впервые создан в 1998 году) — вот почему, по его словам, попытки группового планирования с существующими календарными приложениями — такая неприятная путаница.

Онин отвечает на эту устаревшую фрагментацию в форме запатентованного «архитектурного решения», что означает, что программное обеспечение всегда «организует» мероприятие «с точки зрения календаря, а не конкретного пользователя», как выразился Броди. (Или, проще говоря: «Организатор — это адрес электронной почты группы, и мы контролируем его синхронизацию».)

Эффект от этого состоит в том, чтобы избежать фрагментации между событием и его каналами связи, тем самым устраняя ненужные трения в процессе планирования мероприятия, позволяя группам планировать вещи вместе более спонтанно.

«Никто раньше не решал эту проблему», — утверждает Броуди (имя которого может быть знакомо, поскольку он стал соучредителем мусульманского приложения для знакомств Muzmatch, поддерживаемого YC, прежде чем перейти к следующему вызову приложения).

«Это невероятно сложно, поскольку стандарты ведения календаря децентрализованы и неканоничны (наши технологии сделали наши мероприятия централизованными и каноническими). Все, что вы можете делать в наших нативных приложениях, вы можете сделать с очень низким уровнем трений в Интернете (каждая группа Onin — это ссылка, которой можно быстро поделиться) ».

Отвечая на вопрос о других программных решениях, он предположил, что Онин пытается стать «Microsoft Teams, просто сделано правильно».Итак, туше. («Простой в использовании продукт, простой для понимания, не привязанный к экосистеме Microsoft, но при этом невероятно мощный и универсальный, масштабируемый от разговоров 1: 1 до групп из сотен людей, постоянно синхронизируя события информация в дневники участников », — такова амбиция.)

«Мы рассылаем приглашения всем пользователям, а не используем их собственный календарь, как, скажем, Calendly», — также говорит нам Броди, более подробно рассказывая о том, как именно Onin действует по-разному по сравнению с конкурентами.«Таким образом, мероприятия являются полностью совместными и предоставляют историю изменений внутри Onin, но в своем внешнем календаре все, что вы можете сделать, — это изменить свой статус присутствия в качестве постоянного участника. Это делает Онина очень липким! »

На данный момент еще очень рано для продукта — который привлек некоторое внимание после запуска на Product Hunt в августе — и только сейчас запускается в качестве MVP. Но Онин уже обратил внимание инвесторов, собрав предварительный посевной раунд на 1 миллион долларов («с одной лишь идеей») прошлым летом, что выглядит как заметный вотум доверия на столь ранней стадии.

Поддержки в предварительном посеве включают Мэтта Клиффорда из Entrepreneur First и Hambro Perks (на ангельских условиях), а также ряд других, которые пока не готовы к публичному размещению.

«Более 400 человек присоединились к программе раннего доступа за 48 часов, которая включала 8-шаговую форму с подробным описанием их проблем с календарем. Я очень уверен, что существует серьезная потребность в простом сочетании чата и календаря», — добавляет Броди ранее. перейдем к составлению списка интеграций и функций, над добавлением которых работает команда.

«У нас уже есть официальная интеграция с Zoom, и мы работаем над интеграцией Typeform и Calendly (Notion, Google Workspace и т. Д., Все нацелены). Затем мы хотим взять на себя обсуждения на основе событий, которые вы проводите в других приложениях, в результате, чтобы вы думали о мероприятии как о проживании в Онине («нулевые затраты на переключение»). Например, когда вы присоединяетесь к вызову Zoom, в группу отправляется контекстное сообщение — «[Райан] присоединился к Zoom» — этого еще никто не делал!

«Нам принадлежит событие, которое синхронизируется со всеми дневниками, все оно связано с Онином.У нас есть уникальный, запатентованный пользовательский интерфейс чата Talk around time , который делает все это возможным. У нас очень простая система групп / подгрупп: а) очень легко создавать последующие мероприятия и б) легко создавать подпланы (например, праздник с большим количеством мероприятий или запуск продукта с интервью TechCrunch. …) ».

Вот сложный процесс получения визы для афганцев, пытающихся попасть в США: NPR

Люди отправляются на посадку в аэропорт Кабула в понедельник.Уехать из Афганистана в США стало огромной проблемой после того, как американские войска и сотрудники посольства покинули страну. Карим Сахим / AFP через Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Карим Сахим / AFP через Getty Images

Люди отправляются на посадку в аэропорт Кабула в понедельник.Уехать из Афганистана в США стало огромной проблемой после того, как американские войска и сотрудники посольства покинули страну.

Карим Сахим / AFP через Getty Images

Многие афганцы, которые работали с США во время 20-летней войны, остаются в стране, и теперь у них мало возможностей для побега после выхода США.

Оценить их количество сложно, от десятков до сотен тысяч человек, работавших либо с U.S. военные или с организациями, финансируемыми США.

Специальная иммиграционная виза и программа P-2 являются двумя основными законными путями для этих афганцев, надеющихся иммигрировать в США

Уловка-22 для получения правильных документов

Часть длительного процесса включает в себя поездку в США. Посольство для личного собеседования.

Один человек, Хан, сказал NPR в августе, что он смог дать это интервью до того, как Талибан захватил власть в прошлом месяце. Но с тех пор ему пришлось вернуться домой, чтобы дождаться электронного письма, и он ничего не слышал.Он был переводчиком в армии США с конца 2004 года до середины 2008 года. Он работал с американскими войсками на нескольких передовых операционных базах и говорит, что регулярно выполнял боевые задачи в районах, контролируемых талибами.

«Мне больше не к кому позвонить, я могу написать по электронной почте, я могу связаться — ни с кем, ни с кем. Мне просто нужно продолжать молиться, посмотреть, что произойдет», — говорит он Рэйчел Мартин в программе Morning Edition.

Те, кто не дошел до части процесса личного собеседования, теперь застряли.Посольство США в Афганистане исчезло. Они могут пройти собеседование в посольстве США в другой стране, но сначала у них должны быть документы, позволяющие им покинуть Афганистан. Некоторые могут попасть в Пакистан без визы США.

Представитель Госдепартамента сказал NPR, что для многих это Уловка-22: «Вы не можете получить одобрение, пока не выйдете из Афганистана, и вы не можете выбраться из Афганистана, пока у вас нет документов, подтверждающих ваше одобрение. »

Вот как работает этот процесс

Мариам Масуми — иммиграционный юрист из Вирджинии, работавший с клиентами в Афганистане.Она говорила с Morning Edition об очень сложном и длительном процессе для афганцев, пытающихся попасть в США, которые годами находятся в бюрократическом отставании.

Этот раздел содержит расширенные ответы только в Интернете.

Не могли бы вы немного рассказать о самом процессе?

Сам процесс состоит из множества этапов. Первое, что должен сделать человек, — это собрать то, что мы называем «письмом HR» или письмом из отдела кадров, и оно должно быть из отдела, в котором вы работали, и это письмо должно содержать очень конкретную информацию.Кроме того, вы должны получить так называемое рекомендательное письмо, которое должно быть отправлено непосредственным старшим руководителем, который знал вас лично. Так что, если этот человек уехал из Афганистана или больше не работает у вашего работодателя, вы можете получить его от кого-то, кто в настоящее время занимает эту должность. Но, учитывая тот факт, что так много людей работали с различными агентствами США на протяжении многих лет, получить эту документацию для соискателей очень сложно.

Есть также некоторые другие документы, которые вы должны предоставить, например, подтверждение вашего гражданства и ваши биографические данные.Но как только у вас есть все это, вы должны отправить электронное письмо, чтобы получить то, что мы называем одобрением главы миссии, для краткости называемое одобрением COM. … И это определенно не редкость [для этого требуется два года], к сожалению. И как только человек получает это, он должен подать другое заявление в Службу гражданства и иммиграции США, известную как А360, что также требует значительного количества времени, чтобы получить одобрение. И после этого дело человека отправляется в то, что мы называем Национальным визовым центром, где человек загружает дополнительные документы, такие как заявление на иммиграционную визу, а также свой паспорт, документы свидетельства о рождении для членов своей семьи, которые хотят иммигрировать. с ними.

И после того, как все это будет отправлено, их [нужно] назначить на собеседование в посольстве в Кабуле [что больше не представляется возможным, и теперь его нужно проводить в посольстве США в другой стране] …

Даже после этого собеседования остается значительное время ожидания, потому что проводится проверка биографических данных, и эти проверки очень подробны, и они действительно проводятся для того, чтобы определить, что заявитель не связан с боевиками или террористами. группы, и этот процесс может занять месяцы или даже годы.

Делается ли какое-либо пособие для афганцев, которым угрожает реальная и неминуемая опасность?

На данный момент, к сожалению, нет. Государственный департамент объявил, что теперь, когда войска США выведены, они собираются разработать процесс и процедуру для оказания помощи этим людям. Но никаких подробностей об этом не сообщается.

А как насчет перехода по суше в Пакистан?

На данный момент это очень рискованно.В текущих отчетах говорится, что талибы разрешают покидать страну только лицам с действующими проездными документами или визами. Поэтому, если такой человек, как Хан, хотел бы попытаться перебраться через сушу в другую страну, я полагаю, для него было бы очень опасно, если бы он не смог представить документацию, которую можно было бы от него ожидать.

Что вам нужно от правительства США, чтобы помочь вам лучше выполнять свою работу или помочь большему количеству ваших клиентов?

Определенно необходимо более упорядочить процесс, с помощью которого люди пользуются определенными иммиграционными льготами, например, условно-досрочным освобождением по гуманитарным причинам.Единственный способ воспользоваться условно-досрочным освобождением по гуманитарным причинам — это явиться в посольство США для получения биометрических данных и собеседования.

Это правительство США, они могут отказаться от этого или предложить альтернативную процедуру, позволяющую лицам из Афганистана получить документы, которые им необходимо предъявить в аэропорту, управляемом Талибаном, для выезда из страны. страна.

Я знаю, что это очень сложная ситуация. У меня, конечно, нет ответов, но я знаю, что нужно что-то делать быстро, чтобы сделать процесс более рациональным и эффективным.

Марк Риверс и Мохамад ЭльБардичи подготовили и отредактировали аудио-рассказ.

Эта история впервые появилась в живом блоге Morning Edition live.

Die Trying (Джек Ричер): 9780515142242: Чайлд, Ли: Книги

1

НАТАН РУБИН УМЕР, потому что набрался храбрости. Не то, что на постоянной основе приносит вам медаль на войне, а мгновенный выпад, из-за которого вас убивают прямо на улице.

Он ушел из дома рано, как всегда, шесть дней в неделю, пятьдесят недель в году.Осторожный завтрак, подходящий для невысокого круглого мужчины, стремящегося оставаться в форме до сорока лет. Долгая прогулка по застеленным коврами коридорам дома на берегу озера, подходящая для человека, который зарабатывал тысячу долларов за каждый из этих трехсот рабочих дней. Большой палец на кнопке открывания двери гаража и поворот запястья, чтобы запустить бесшумный двигатель его дорогого импортного седана. Компакт-диск в проигрыватель, движение назад по гравийной подъездной дорожке, нажатие на тормоз, щелчок переключателя, нажатие на педаль газа и последняя короткая поездка в его жизни уже началась.Шесть сорок девять утра, понедельник.

Единственный свет на пути к работе был зеленым, что и стало непосредственной причиной его смерти. Это означало, что, когда он въехал в свое уединенное место за своим профессиональным зданием, у прелюдии перед си-минорной фугой Баха все еще оставалось тридцать восемь секунд. Он сидел и слушал это до тех пор, пока последний взрыв органа не перешел в тишину, а это означало, что, когда он выходил из машины, трое мужчин были достаточно близко, чтобы он мог интерпретировать какое-то намерение в их приближении.Поэтому он взглянул на них. Они отвернулись и изменили курс, трое мужчин в ногу, как танцоры или солдаты. Он повернулся к своему дому. Начали гулять. Но потом он остановился. И оглянулся. Трое мужчин были у его машины. Пробуем двери.

«Эй!» он звонил.

Это был короткий универсальный звук удивления, гнева, вызова. Такой инстинктивный звук издает серьезный наивный гражданин, когда чего-то не должно происходить. Такой инстинктивный звук, при котором убивают серьезного, наивного гражданина.Он обнаружил, что направляется прямо к своей машине. Его численно превосходили три к одному, но он был прав, что придавало ему уверенности и раздувало. Он зашагал назад и почувствовал себя возмущенным, готовым и властным.

Но это были иллюзорные чувства. Такой мягкий пригородный парень, как он, никогда не сможет управлять такой ситуацией. Его фитнес был просто тоном клуба здоровья. Это ничего не значило. Его тугой живот лопнул от первого жестокого удара. Его лицо дернулось вперед и вниз, твердые суставы суставов размазали его губы и разбили зубы.Его схватили грубые руки и руки, связанные узлами, и держали в вертикальном положении, как будто он вообще ничего не весил. Его ключи были вырваны из рук, и он получил тяжелый удар по уху. Его рот наполнился кровью. Его уронили на асфальт, и тяжелые ботинки врезались ему в спину. Потом его кишка. Потом его голова. Он отключился, как телевизор во время грозы. Мир просто исчез перед ним. Он превратился в тонкую горячую линию и рассыпался в никуда.

Итак, он умер, потому что на долю секунды он стал храбрым.Но не тогда. Он умер намного позже, после того, как доли секунды храбрости превратились в долгие часы жалкого задыхающегося страха, а после долгих часов страха превратились в долгие минуты безумной кричащей паники.

ДЖЕК РИЧЕР ОСТАЛСЯ В живых, потому что стал осторожнее. Он проявил осторожность, потому что услышал отголоски своего прошлого. У него было много прошлого, и эхо было из худшей его части.

Он тринадцать лет прослужил в армии, и единственный раз его ранили не пулей.Это был фрагмент челюсти сержанта морской пехоты. Ричер находился в Бейруте, на территории США рядом с аэропортом. Комплекс подвергся бомбардировке грузовиком. Ричер стоял у ворот. Сержант морской пехоты стоял в сотне ярдов от места взрыва. От парня остался только фрагмент челюстной кости. Он попал в Ричера в сотне ярдов от него и пробил ему живот, как пуля. Армейский хирург, который залатал Ричера, впоследствии сказал ему, что ему повезло. Он сказал ему, что настоящая пуля в живот был бы намного хуже.Это было эхо, которое слышал Ричер. И он уделял этому много внимания, потому что тринадцать лет спустя он стоял там с пистолетом, направленным прямо ему в живот. Из диапазона примерно в полтора дюйма.

Пистолет был девятимиллиметровым автоматом. Это было совершенно новое. Он был смазан. Он держался низко, ровно на его старом шраме. Парень, держащий его, выглядел более или менее так, будто знал, что делает. Сработал предохранительный механизм. В морде не было видимой дрожи.Никакого напряжения. Палец на спусковом крючке был готов к работе. Ричер это видел. Он сильно сосредоточился на этом пальце на спусковом крючке.

Он стоял рядом с женщиной. Он держал ее за руку. Он никогда ее раньше не видел. Она смотрела на такой же девятимиллиметровый наконечник на ее животе. Ее парень был более напряженным, чем его. Ее парень выглядел обеспокоенным. Он выглядел обеспокоенным. Его пистолет дрожал от напряжения. Его ногти грызли. Нервный, нервный парень. Все четверо стояли на улице, трое из них все еще были похожи на статуи, а четвертый слегка прыгал с ноги на ногу.

Они были в Чикаго. Центр города, оживленный тротуар, понедельник, последний день июня. Средь бела дня, яркое летнее солнышко. Вся ситуация материализовалась за доли секунды. Это случилось так, что невозможно было бы поставить за миллион лет. Ричер шел по улице, никуда не шел, ни быстро, ни медленно. Он собирался пройти через выходную дверь химчистки перед магазином. Дверь открылась прямо перед ним, и прямо перед ним на тротуар с грохотом вылетела старая металлическая трость.Он взглянул вверх и увидел в дверном проеме женщину. Она собиралась бросить охапку девяти пакетов из химчистки. Ей было чуть меньше тридцати, дорого одетая, смуглая, привлекательная, самоуверенная. У нее была какая-то больная нога. Какая-то травма. По ее неловкой позе Ричер видел, что это причиняет ей боль. Она бросила на него любезный взгляд, а он без проблем посмотрел на нее и поднял металлическую трость. Одной рукой он взял у нее девять сумок, а другой протянул ей трость.Он закинул сумки через плечо и почувствовал, как девять проволочных вешалок вонзились ему в палец. Она поставила трость на тротуар и опустила предплечье на изогнутый металлический зажим. Он протянул руку. Она остановилась. Затем она смущенно кивнула, и он взял ее за руку и немного подождал, чувствуя себя услужливым, но неловким. Затем они повернулись, чтобы уйти. Ричер подумал, что он может пройти с ней несколько шагов, пока она не станет устойчиво на ногах. Затем он отпускал ее руку и возвращал ей одежду.Но он превратился прямо в двух мужчин с девятимиллиметровой автоматикой.

Четверо из них стояли парами лицом к лицу. Как четыре человека, которые вместе едят в тесной будке в закусочной. Двое парней с ружьями были белыми, упитанными, слегка похожими на военные. Среднего роста, короткие каштановые волосы. Руки большие, мускулистые. Крупные, очевидные лица, мягкие розовые черты. Напряженное выражение лица, жесткие глаза. Нервный парень был меньше ростом, как будто он сгорал от беспокойства. На обоих были клетчатые рубашки и ветровки из поплина.Они стояли, прижавшись друг к другу. Ричер был намного выше остальных троих. Он мог видеть все вокруг них, поверх их голов. Он стоял там, удивленный, с женщиной из химчистки, перекинутой через плечо. Женщина опиралась на костыль и молча смотрела. Двое мужчин наставляли пистолеты. Близко. Ричер чувствовал, что они все так долго стояли. Но он знал, что это чувство обманчиво. Вероятно, прошло не больше полутора секунд.

Парень напротив Ричера казался лидером.Более крупный. Более спокойный. Он перевел взгляд с Ричера на женщину и рванул ствол своего автомата к обочине.

«В машине, сука», — сказал парень. «А ты, засранец».

Говорил настойчиво, но тихо. С властью. Не особо акцент. «Может быть, из Калифорнии», — подумал Ричер. У обочины стоял седан. Он там их ждал. Машина большая, черная, дорогая. Водитель наклонился поперёк и позади переднего пассажирского сиденья. Он потянулся, чтобы открыть заднюю дверь.Парень напротив Ричера снова махнул пистолетом. Ричер не двинулся с места. Он посмотрел налево и направо. Он полагал, что у него есть еще полторы секунды, чтобы сделать какую-то оценку. Двое парней с девятимиллиметровой автоматикой его не особо беспокоили. Из-за химчистки он вел себя одной рукой, но полагал, что двое парней сойдутся без особых проблем. Проблемы лежали рядом с ним и позади него. Он смотрел в окно химчистки и использовал его как зеркало. В двадцати ярдах позади него на пешеходном переходе была сплошная масса спешащих людей.Пара шальных пуль найдет пару целей. Никаких сомнений насчет этого. Без всяких сомнений. Это была проблема, стоящая за ним. Проблема рядом с ним была неизвестная женщина. Ее возможности были неизвестной величиной. У нее была какая-то больная нога. Она бы медленно отреагировала. Медленно двигаться. Он не был готов вступить в бой. Не в этой среде и не с этим партнером.

Парень с калифорнийским акцентом протянул руку и схватил Ричера за запястье, которое было прижато к его воротнику весом девяти чистых предметов одежды, свисавших с его спины.Он использовал его, чтобы тянуть его к машине. Его указательный палец все еще выглядел готовым к работе. Ричер наблюдал за ним краем глаза. Он отпустил руку женщины. Подошел к машине. Закинул сумки на заднее сиденье и залез за ними. Женщину втолкнули сзади него. Затем нервный парень набросился на них и захлопнул дверь. Вождь оказался впереди справа. Хлопнул дверь. Водитель нажал на селектор, и машина плавно и бесшумно двинулась по улице.

ЖЕНЩИНА задыхалась от боли, и Ричер решил, что пистолет этого нервного парня застрял ей в ребрах.Вождя скрутил на переднем сиденье, его рука с пистолетом упиралась в толстый кожаный подголовник. Пистолет был направлен прямо в грудь Ричера. Это был Глок 17. Ричер знал об этом оружии все. Он оценил прототип своего устройства. Это было его назначение во время его выздоровления после ранения в Бейруте. Глок был крепким маленьким оружием. Семь с половиной дюймов от бойка до дула. Достаточно долго, чтобы сделать его точным. Ричер ударил им канцелярские кнопки с расстояния семидесяти пяти футов.И выстрелил приличный снаряд. Он доставил пули в четверть унции со скоростью почти восемьсот миль в час. Семнадцать патронов в магазин, отсюда и название. И было светло. При всей своей мощности он весил менее двух фунтов. Важными частями были сталь. Остальное было пластиком. Черный поликарбонат, как у дорогого фотоаппарата. Прекрасное изделие ручной работы.

Но ему это не очень понравилось. Не для специальных требований его подразделения. Он рекомендовал отказаться. Вместо этого он поддерживал Beretta 92F.Beretta также была на девять миллиметров, на полфунта тяжелее, на дюйм длиннее и на два патрона в магазине меньше. Но у него было примерно на десять процентов больше тормозной способности, чем у Glock. Для него это было важно. И это было не из пластика. Ричер выбрал «Беретту». Командир его подразделения согласился. Он распространил статью Ричера, и армия в целом поддержала его рекомендацию. На той же неделе они повысили его и накололи на его Серебряную звезду и его Пурпурное сердце, они заказали Беретта, хотя Беретта была дороже, а НАТО без ума от Глока, а Ричер был почти одиноким голосом и вскоре покинул Запад. Точка.Затем его направили в другое место, он служил по всему миру и с тех пор практически не видел Glock 17. До настоящего времени. Двенадцать лет спустя он получил чертовски хороший второй взгляд на одну из них.

Он отвел внимание от пистолета и еще раз взглянул на парня, держащего его. У него был приличный загар, который побелел у линии роста волос. Недавняя стрижка. У водителя был большой блестящий лоб, редеющие волосы, зачесанные назад, розовые яркие черты лица, ухмылка, которую используют уродливые парни, когда думают, что они красивы.Та же дешевая рубашка в сети магазинов, та же ветровка. Та же основная масса, откормленная кукурузой. Та же самая ответственная уверенность, чуть задыхающаяся. Трое парней, всем может быть тридцать или тридцать пять, один лидер, один твердый последователь, один нервный последователь. Все они напряжены, но отрепетированы, стремясь выполнить какую-то миссию. Загадка. Ричер взглянул сквозь устойчивый «Глок» в глаза вождю. Но парень покачал головой.

«Не разговаривай, засранец», — сказал он. «Начни говорить, я тебя пристрелю. Это чертовски обещание.Молчи, с тобой все будет в порядке ».

Ричер ему поверил. Глаза парня были жесткими, а рот сжат. Поэтому он ничего не сказал. Затем машина сбавила скорость и въехала на передний двор из кускового бетона. Он направился за заброшенное промышленное здание. Они уехали на юг. Ричер прикинул, что теперь они были примерно в пяти милях к югу от Петли. Водитель остановил большой седан, задняя дверь выровнялась с кузовом небольшого грузовика. Грузовик стоял одиноко на пустой стоянке.Это был «Форд Эконолайн», грязно-белый, не старый, но хорошо подержанный. Сбоку было что-то написано. Он был закрашен свежей белой краской, которая не совсем соответствовала кузову. Ричер огляделся. На участке было полно мусора. Он увидел сброшенную рядом с грузовиком банку с краской. Кисть. Никого не было видно. Место было безлюдным. Если он собирался сделать какой-то ход, это было подходящее время для этого и правильное место. Но парень впереди улыбнулся тонкой улыбкой и наклонился прямо в заднюю часть машины.Левой рукой схватил Ричера за воротник, а правой прижал кончик дула глока к уху Ричера.

«Сиди спокойно, засранец», — сказал парень.

Водитель вышел из машины и обошел капот. Вытащил из кармана новый комплект ключей и открыл задние двери грузовика. Ричер сидел неподвижно. Вонзить пистолет в ухо — не обязательно умный ход. Если человек внезапно кивает головой, пистолет вылезает наружу. Он катится по лбу человека.Тогда даже быстрый спусковой палец не причинит большого вреда. Он может пробить отверстие в ухе человека, только на внешней лоскуте, и наверняка сломает барабанную перепонку. Но это не смертельные раны. Ричер потратил секунду на то, чтобы взвесить эти шансы. Затем нервный парень вытащил женщину из машины и затащил прямо в кузов грузовика. Она подпрыгивала и хромала на короткое расстояние. Прямо из одной двери и вошел через другую. Ричер наблюдал за ней краем глаза. Ее парень взял у нее бумажник и бросил обратно в машину.Он упал к ногам Ричера. Он сильно ударился о толстый ковер. Большой кошелек, дорогая кожа, в нем что-то тяжелое. Что-то металлическое. Только одна металлическая вещь, которую носят женщины, могла так сильно ударить. Он взглянул на нее, внезапно заинтересовавшись.

Она валялась в кузове грузовика. Мешает ее нога. Затем лидер впереди потащил Ричера за кожаное сиденье и передал его нервному парню. Как только один «глок» вылетал из его уха, другой воткнулся ему в бок.Его волочили по неровной земле. Напротив задней части грузовика. Его втолкнули внутрь вместе с женщиной. Дерганный парень накрыл их обоих дрожащим глоком, в то время как лидер залез в машину и вытащил металлический костыль женщины. Он подошел и бросил его в грузовик. Он лязгнул и загудел о металлический сайдинг. Он оставил ее химчистку в кузове седана вместе с сумочкой. Затем он вытащил из кармана пиджака наручники. Он поймал женщину за правое запястье и сковал его половиной наручников.Он грубо дернул ее в сторону и схватил Ричера за левое запястье. Наденьте на него вторую половину манжеты. Встряхните манжету, чтобы убедиться, что она надежно закреплена. Хлопнул левую заднюю дверь грузовика. Ричер увидел, как водитель опорожняет седан из пластиковых бутылок. Он уловил бледный цвет и резкий запах бензина. Одна бутылка на заднее сиденье, одна на переднее. Затем лидер захлопнул правую заднюю дверь грузовика. Последнее, что Ричер увидел до того, как его окутала тьма, — это водителя, вытаскивающего из кармана спичечный коробок.

2

ОДНА ТЫСЯЧЬ СЕМЬсот две мили от Чикаго по дороге, готовились комнаты для гостей. Они имели вид однокомнатной комнаты. Комната имела нетрадиционный дизайн, заданный внимательным человеком после долгих размышлений. В конструкции было несколько необычных особенностей.

Помещения были спроектированы под конкретное назначение и под конкретного гостя. Характер цели и личность гостя продиктовали необычные черты.Строительство было сосредоточено на втором этаже существующего здания. Выбрана угловая комната. На двух внешних стенах в нем было несколько больших окон. Они смотрели на юг и восток. Стекло было выбито, и его заменили толстым листом фанеры, прибитым к оставшимся оконным рамам. Фанера снаружи была выкрашена в белый цвет, чтобы соответствовать сайдингу здания. Внутри фанера осталась незавершенной.

Потолок угловой комнаты вырван. Это было старое здание, с потолком из тяжелой штукатурки.Он был снесен ливнем удушающей пыли. Комната была теперь открыта для балок. Оторвано внутреннее ограждение. Стены были обшиты панелями из старой сосны, вытертыми от времени и полированными. Все пропало. Был обнажен каркас здания и старая толстая гудронированная бумага за внешней обшивкой. Половые доски были подняты. Пыльный потолок комнаты внизу был виден под тяжелыми балками. Комната была просто оболочкой.

Старая штукатурка с потолка и доски со стен и пола были выброшены через окна, прежде чем они были покрыты фанерой.Двое мужчин, которые выполняли работы по сносу, сгребли весь этот мусор в большую кучу, и они поставили свой грузовик задним ходом до кучи, готовые вывозить мусор. Им очень хотелось покинуть это место в чистоте и порядке. Это был первый раз, когда они работали на этого конкретного работодателя, и были намеки на то, что впереди еще работа. И, оглянувшись, они увидели, что нужно еще многое сделать. В целом, ситуация оптимистическая. Новые контракты найти было трудно, и этот конкретный работодатель не заботился о цене.Двое мужчин чувствовали, что произвести хорошее первое впечатление в их долгосрочных интересах. Они усердно загружали свой грузовик до последнего осколка штукатурки, когда сам работодатель остановился.

«Готово?» он спросил.

Работодателем был огромный парень, причудливо раздутый, с высоким голосом и двумя красными пятнами размером с никель, горящими на его бледных щеках. Он двигался легко и тихо, как парень в четверть его роста. В итоге получился парень, от которого люди отворачивались и быстро отвечали.

«Просто проясняю», — сказал ему первый парень. «Куда мы это сваливаем?»

«Я вам покажу», — сказал работодатель. «Вам нужно будет совершить две поездки. Принесите эти доски отдельно, верно? »

Второй парень кивнул. Половицы были восемнадцать дюймов шириной, когда лесорубы могли срыть любое дерево, какое захотят. Ни в коем случае они не поместятся в платформе с остальным хламом. Они закончили погрузку штукатурки, и их работодатель втиснулся в грузовик вместе с ними.Он был таким крупным парнем, что подходил для плотной посадки. Он указал за старое здание.

«Двигайтесь на север», — сказал он. «Около мили».

Дорога вела их прямо из города, а затем вела вверх по крутым поворотам. Работодатель указал на место.

«Там», — сказал он. «Всю дорогу назад, хорошо?»

Он тихо пошел прочь, и двое парней разгрузили свой грузовик. Поехал обратно на юг и забил старые сосновые доски. Снова пошел по извилистым поворотам и разгрузился.Они внесли доски внутрь и аккуратно сложили их стопкой. Полностью в темноте. Тогда работодатель вышел из тени. Он ждал их. У него что-то было в руке.

«Мы все сделали», — сказал первый парень.

Работодатель кивнул.

«Конечно, — сказал он.

Его рука поднялась. Он держал пистолет. Тускло-черный автомат. Он выстрелил первому парню в голову. Грохот пули был оглушительным. Кровь, кости и мозг брызнули повсюду.Второй парень в ужасе застыл. Потом он побежал. Он бросился боком в отчаянном рывке в поисках укрытия. Работодатель улыбнулся. Ему нравилось, когда они бегали. Он опустил свою огромную руку на пологий угол. Выстрелил и прострелил парню заднюю часть колена. Снова улыбнулся. Теперь было лучше. Ему нравилось, когда они бегали, но ему больше нравилось, когда они корчились на полу. Он стоял и долгое время прислушивался к взвизгиванию парня. Затем он тихо подошел и тщательно прицелился. Воткнуть пулю в другое колено.Некоторое время он смотрел, потом он устал от игры. Пожал плечами и пустил парню последнюю пулю в голову. Затем он положил пистолет на землю и катал два тела снова и снова, пока они не были аккуратно уложены на одной линии со старыми половицами.

3

ОНИ ПРОШЛИ в дороге час и тридцать три минуты. Некоторое ползание по городу, затем ускорение до устойчивого круиза. Может быть, пройдено шестьдесят миль. Но в шумной темноте внутри панельного грузовика Ричер понятия не имел, в каком направлении его вели эти шестьдесят миль.

Его приковали наручниками к молодой женщине с больной ногой, и в течение первых нескольких минут их вынужденного знакомства они придумали, как устроиться так комфортно, насколько они когда-либо собирались. Они копошились внутри грузовика, пока не сели боком на полу, вытянув ноги, прислонившись к колесной арке справа и упираясь в движение. Женщина села сзади, Ричер — впереди. Их скованные запястья лежали вместе на плоской вершине металлической выпуклости, как будто они были любовниками, отдыхающими в кафе.

Сначала они не разговаривали. Они просто долго сидели в ошеломленном молчании. Непосредственной проблемой была жара. Была середина последнего дня июня на Среднем Западе. Они были заперты в замкнутом металлическом пространстве. Вентиляции не было. Ричер подумал, что поток воздуха над кузовом грузовика, должно быть, до некоторой степени охлаждает его, но далеко не достаточно.

Он просто сидел в темноте и использовал время горячего мертвого мышления и планирования, как его учили делать.Сохранять спокойствие, оставаться расслабленным, оставаться наготове, не сжигать свою энергию бесполезными предположениями. Оценивая и оценивая. Трое парней продемонстрировали определенную эффективность. Без большого таланта, без настоящего изящества, но без серьезных ошибок. Дергающийся парень со вторым «глоком» был самым слабым звеном в команде, но лидер его неплохо прикрыл. Эффективный секс втроем. Совсем не худшее, что он когда-либо видел. Но в тот момент он не волновался. Он бывал в худших ситуациях и выжил в них.Гораздо худшие ситуации, и не раз. Так что он еще не волновался.

Потом кое-что заметил. Он заметил, что женщина тоже пока не волновалась. Она тоже была спокойна. Она просто сидела там, раскачиваясь, прикованная наручниками к его запястью, думала и планировала, как будто ее тоже учили делать. Он взглянул на нее в темноте и увидел, что она пристально смотрит на него. Насмешливый взгляд, спокойный, сдержанный, слегка превосходящий, слегка неодобрительный. Уверенность молодости. Она встретила его взгляд.Держал его надолго. Затем она протянула скованную наручниками правую руку, которая повредила его левое запястье, но это был обнадеживающий жест. Он протянул руку и пожал ей руку, и они вместе коротко иронично улыбнулись своей взаимной формальности.

«Холли Джонсон», — сказала она.

Она внимательно его оценивала. Он видел, как ее глаза блуждали по его лицу. Затем они перешли к его одежде и вернулись к его лицу. Она снова коротко улыбнулась, как будто решила, что он заслуживает какой-то любезности.

«Рада познакомиться», — сказала она.

Он оглянулся на нее. Посмотрел на ее лицо. Она была очень красивой женщиной. Может, двадцать шесть, двадцать семь. Он посмотрел на ее одежду. В голове промелькнула строчка из старой песни: платья за сто долларов, за которые я еще не заплатила. Он ждал следующей строчки, но ее не было. Поэтому он улыбнулся ей в ответ и кивнул.

— Джек Ричер, — сказал он. «Удовольствие — все мое, Холли, поверь мне».

Было трудно говорить, потому что грузовик ехал шумно.Звук двигателя боролся с ревом дороги. Ричер был бы счастлив какое-то время посидеть тихо, но Холли — нет.

«Мне нужно избавиться от тебя», — сказала она.

Уверенная в себе женщина, хорошо владеющая собой. Он не ответил. Просто взглянул на нее и отвел глаза. Следующая строчка была: холодная, хладнокровная женщина. Умирающее падение, резкая печальная линия. Старая песня Memphis Slim. Но линия ей не подходила. Совсем не то. Это не была хладнокровная женщина.Он снова оглянулся и пожал ей плечами. Она смотрела на него. Нетерпеливо его молчание.

«Вы точно понимаете, что происходит?» — спросила она его.

Он смотрел на ее лицо. Смотрел ее глаза. Она смотрела прямо на него. Удивление на ее лице. Она думала, что застряла там с идиотом. Она думала, что он не совсем понимает, что происходит.

«Все ясно, правда?» он сказал. «Из улик?»

«Какие доказательства?» она сказала. «Все было закончено в мгновение ока.

«Совершенно верно, — сказал он. «Это все доказательства, которые мне нужны, верно? Сообщает мне более или менее то, что мне нужно знать ».

Он замолчал и снова стал отдыхать. Следующая возможность уйти будет при следующей остановке грузовика. Может быть в нескольких часах езды. Он чувствовал, что его ждет долгий день. Чувствовал, что должен быть готов беречь свои ресурсы.

«Итак, что вам нужно знать?» — сказала женщина.

Ее глаза не отрывались от него.

«Вас похитили», — сказал он.«Я здесь случайно».

Она все еще смотрела на него. Все еще уверен. Еще думаю. Все еще не уверен, была ли она прикована к идиоту.

«Все ясно, правда?» — сказал он снова. «Они охотились не за мной».

Она не ответила. Просто приподнял красивую бровь.

«Никто не знал, что я буду там», — сказал он. «Я даже не знал, что буду там. Пока я не добрался туда. Но это была хорошо спланированная операция. Должно быть, потребовалось время для настройки. На основе слежки, верно? Трое парней, один в машине, двое на улице.Автомобиль был припаркован ровно. Они понятия не имели, где я буду. Но, очевидно, они точно знали, где ты собираешься быть. Так что не смотри на меня, как на идиота. Ты совершил большую ошибку ».

«Ошибка?» — сказала женщина.

«Вы слишком регулярны в своих привычках, — сказал Ричер. «Они изучали ваши движения, может быть, две или три недели, и вы прямо шли им в объятия. Они не ожидали, что там будет больше никого. Понятно, правда? Они принесли только один комплект наручников.

Он поднял свое запястье, которое подняло и ее запястье, чтобы выразить свою точку зрения. Женщина надолго замолчала. Она пересматривала свое мнение о нем. Ричер покачнулся вместе с движением машины и улыбнулся.

«И тебе лучше знать, — сказал он. «Вы какой-то правительственный агент, верно? DEA, ЦРУ, ФБР, что-то в этом роде, может детектив Чикагского полицейского управления? Новичок в работе, но все еще достаточно преданный. И довольно богатый. Значит, кто-то либо ищет выкуп, либо вы уже стали для кого-то потенциальной проблемой, даже если вы новичок, и в любом случае вам следовало больше заботиться о себе.

Она посмотрела на него. Кивнул, широко раскрыв глаза в полумраке. Впечатленный.

«Доказательства?» спросила она.

Он снова ей улыбнулся.

«Пара вещей», — сказал он. «Твоя химчистка? Я предполагаю, что каждый понедельник в обеденный перерыв вы надеваете одежду прошлой недели, чтобы ее постирать, и забираете одежду этой недели, чтобы надеть ее. Значит, у вас должно быть около пятнадцати или двадцати нарядов. Глядя на то, что на тебе надето, ты не из дешевых костюмеров. Назовите это четырьмя сотнями долларов за одежду, у вас, может быть, восемь штук привязаны к вещам, которые можно надеть.Это то, что я называю умеренно богатым, и то, что я называю слишком регулярным в ваших привычках.

Она медленно кивнула.

«Хорошо, — сказала она. «Почему я правительственный агент?»

«Достаточно просто, — сказал он. «Тебе толкнули Glock 17, тебя посадили в машину, бросили в грузовик, приковали наручниками к совершенно незнакомому человеку, и ты понятия не имеешь, куда, черт возьми, они тебя везут и зачем. Любой нормальный человек развалился бы из-за всего этого, крича на землю. Но не ты.Вы сидите там довольно спокойно, что предполагает некую тренировку, может быть, какое-то знакомство с расстраивающими или опасными ситуациями. И, может быть, это какое-то определенное знание, и кучка людей будет стремиться вернуть тебя в ближайшее время ».

Он остановился, и она кивнула ему, чтобы он продолжал.

«Кроме того, у вас в сумке был пистолет», — сказал он. «Что-то довольно тяжелое, может быть, тридцать восемь длинных стволов. Если бы это было личное оружие, такой комод, как ты, выбрал бы что-нибудь изящное, например, пренебрежительный двадцать два.Но это был большой револьвер, поэтому вам его выдали. Значит, вы какой-то агент, может, коп.

Женщина снова медленно кивнула.

«Почему я новичок в работе?» спросила она.

— Ваш возраст, — сказал Ричер. «Что ты? Двадцать шесть?»

«Двадцать семь», — сказала она.

«Это молодо для детектива», — сказал он. «Колледж, несколько лет в форме? Янг для ФБР, DEA, ЦРУ тоже. Так что кем бы вы ни были, вы в этом новичок ».

Она пожала плечами.

«Хорошо, — сказала она.«Почему я достаточно предан?»

Ричер указал левой рукой, дребезжая в их общих наручниках.

«Твоя травма», — сказал он. «Ты возвращаешься к работе после несчастного случая, прежде чем действительно выздоровеешь. Ты все еще используешь костыль для лечения своей больной ноги. Большинство людей на вашем месте остались бы дома и получали пособие по болезни ».

Она улыбнулась.

«Я могу быть инвалидом», — сказала она. «Могли таким родиться».

Ричер покачал головой во мраке.

«Это больничный костыль», — сказал он. «Они одолжили его вам на короткий срок, пока вы не оправитесь от травмы. Если бы это было постоянно, вы бы купили собственный костыль. Наверное, вы купили бы дюжину. Распылил их по-разному, чтобы они подходили ко всем твоим дорогим нарядам ».

Она засмеялась. Это был приятный звук, перекрывающий гудение, грохот двигателя грузовика и рев дороги.

«Неплохо, Джек Ричер», — сказала она. «Я специальный агент ФБР. С прошлой осени.Я просто порвал крестообразные связки, играя в футбол ».

«Вы играете в футбол?» — сказал Ричер. «Молодец, Холли Джонсон. Что за агент ФБР с прошлой осени?

Она помолчала.

«Просто агент», — сказала она. «Один из многих в чикагском офисе».

Ричер покачал головой.

«Не только агент», — сказал он. «Агент, который что-то делает с кем-то, кто, возможно, хочет отомстить. Так с кем ты что-то делаешь? »

Она покачала ему головой.

«Я не могу это обсуждать», — сказала она. «Не с гражданскими лицами».

Он кивнул. Ему это было комфортно.

«Хорошо, — сказал он.

«Любой агент наживает себе врагов», — сказала она.

«Естественно», — ответил он.

«Меня, как и всех остальных», — сказала она.

Он взглянул на нее. Это было любопытное замечание. Оборонительный. Замечание женщины, натренированной, нетерпеливой и готовой к работе, но прикованной к столу с прошлой осени.

«Финансовый отдел?» — догадался он.

Она покачала головой.

«Я не могу это обсуждать», — снова сказала она.

«Но вы уже нажили себе врагов», — сказал он.

Она одарила его полуулыбкой, которая быстро умерла. Потом она замолчала. Она выглядела спокойной, но Ричер впервые почувствовал ее запястьем, что она забеспокоилась. Но она там держалась. И она ошибалась.

«Они не хотят тебя убивать, — сказал он. «Они могли убить тебя на этом пустыре. Зачем тащить тебя в этом проклятом грузовике? И твой костыль тоже.»

« А как же мой костыль? » она сказала.

«В этом нет никакого смысла», — сказал он. «Зачем им бросать сюда твой костыль, если они собираются тебя убить? Ты заложница, Холли, вот кто ты. Вы уверены, что не знаете этих ребят? Никогда раньше их не видел? »

«Никогда», — сказала она. «Я не знаю, кто они такие, и какого черта они от меня хотят».

Он уставился на нее. Она звучала слишком определенно. Она знала больше, чем рассказывала ему. Они замолчали в шуме.Раскачивалась и подпрыгивала при движении грузовика. Ричер уставился в темноту. Он чувствовал, как рядом с ним принимает решения Холли. Она снова повернулась боком.

«Мне нужно вытащить тебя отсюда», — снова сказала она.

Он взглянул на нее. Глянул в сторону и усмехнулся.

«Меня устраивает, Холли», — сказал он. «Чем раньше, тем лучше».

«Когда по тебе будет скучать?» спросила она.

Это был вопрос, на который он предпочел бы не отвечать. Но она пристально смотрела на него, ожидая.Итак, он подумал об этом и сказал ей правду.

«Никогда», — сказал он.

«Почему бы и нет?» спросила она. «Кто ты, Ричер?»

Он посмотрел на нее и пожал плечами.

«Никто», — сказал он.

Она продолжала смотреть на него вопросительно. Может раздражал.

«Хорошо, а что за никто?» спросила она.

Он услышал в голове «Мемфис Слим»: заставил меня работать на сталелитейном заводе.

«Я швейцар, — сказал он. «В клубе в Чикаго».

«Какой клуб?» спросила она.

«Блюзовое место на Саут-Сайде», — сказал он. «Вы, наверное, этого не знаете».

Она посмотрела на него и покачала головой.

«Швейцар?» она сказала. «Ты здорово играешь для швейцара».

«Швейцары сталкиваются с множеством странных ситуаций, — сказал он.

Она выглядела так, будто ее не убедили, и он опустил лицо рядом со своими наручными часами, чтобы проверить время. Два тридцать дня.

«А сколько еще времени до того, как по тебе будут скучать?» он спросил.

Она посмотрела на свои часы и поморщилась.

«Довольно долго», — сказала она. «У меня конференция по делу, которая начинается сегодня в пять часов дня. Раньше ничего. За два с половиной часа до того, как кто-нибудь вообще узнает, что меня нет ».

4

СПРАВА ВНУТРИ каркаса комнаты на втором этаже формировалась вторая оболочка. Он строился из совершенно новых хвойных досок два на четыре, скрепленных обычным способом, и выглядел как новая комната, растущая прямо внутри старой комнаты.Но новая комната должна была быть примерно на фут меньше во всех измерениях, чем старая комната. Фут короче по длине, на фут уже по ширине и на фут короче по высоте.

Новые балки перекрытия собирались поднять на фут над старыми балками с помощью новых хвойных пород древесины длиной двенадцать дюймов. Новая длина выглядела как лес коротких свай, готовых выдержать новый пол. Были готовы более короткие отрезки, чтобы удерживать новый каркас на расстоянии фута от старого по краям и концам.Новое обрамление имело яркую желтизну нового дерева. Он блестел на фоне дымчато-медового цвета старого каркаса. Старый каркас выглядел как древний скелет, внутри которого внезапно вырос новый скелет.

Трое мужчин строили новый снаряд. Они переходили от балки к балке с отработанным мастерством. Они были похожи на людей, которые раньше что-то строили. И они работали быстро. Их контракт требовал, чтобы они закончили вовремя. Работодатель прямо заявил об этом. Какая-то спешка.Трое плотников на это не жаловались. Работодатель принял их первую ставку. Это была завышенная ставка с большой встроенной торговой маржей. Но этот парень не съел эту маржу. Он вообще не вел переговоры. Он только кивнул и сказал им приступить к работе, как только аварийная бригада закончит. Было трудно найти работу, а работодателей, согласившихся на вашу первую цену, было еще сложнее. Итак, трое мужчин были счастливы усердно работать, работать быстро и работать допоздна. Им очень хотелось произвести хорошее первое впечатление.Оглядываясь вокруг, они увидели потенциал для гораздо большей занятости.

Итак, они старались изо всех сил. Они бегали вверх и вниз по лестнице с инструментами и свежими бревнами. Они работали на глаз, отмечая линии реза на дереве ногтями, используя свои пистолеты для ногтей и пилы, пока они не стали горячими. Но они часто останавливались, чтобы измерить разрыв между старым обрамлением и новым. Работодатель ясно дал понять, что размер имеет решающее значение. Старая рама была глубиной в шесть дюймов. В новом обрамлении было четыре.Разрыв составлял двенадцать дюймов.

«Шесть, четыре и двенадцать», — сказал один парень. «Всего двадцать два дюйма».

«ОК?» — спросил второй парень у начальника бригады.

«Идеально», — сказал начальник экипажа. «В точности то, что он нам сказал».

5

Пятичасовая конференция по делу ХОЛЛИ ДЖОНСОН была помещена в конференц-зал на третьем этаже офиса ФБР в Чикаго. Это была большая комната, размером больше сорока на двадцать футов, и она была более или менее заполнена длинным полированным столом, по бокам которого стояло тридцать стульев, по пятнадцать с каждой стороны.Стулья были прочными и кожаными, а стол — из прекрасной древесины твердых пород, но всякая тенденция к тому, чтобы это место выглядело как корпоративный зал заседаний, сводилась на нет неряшливым правительственным настенным покрытием и дешевым ковром. На полу было девяносто квадратных ярдов ковра, и все эти девяносто вместе, вероятно, стоили меньше, чем один из стульев.

Пять часов лета, послеполуденное солнце вливалось в оконные стены и давало людям возможность выбора.Если они сидели лицом к окну, им светило солнце, они щурились во время собрания, и в итоге у них начиналась ослепляющая головная боль. Солнце заглушало кондиционер, поэтому, если они сидели спиной к окну, они нагревались до такой степени, что становилось неудобно, и они начинали беспокоиться о том, в порядке ли их дезодорант к пяти часам дня. Трудный выбор, но лучшим вариантом было избежать головной боли и рискнуть нагреться. Итак, первые посетители заняли места у окна.

Первым в комнату вошел адвокат ФБР, отвечающий за финансовые преступления. Он постоял на мгновение и прикинул вероятную продолжительность встречи. «Может, сорок пять минут», — подумал он, зная Холли, поэтому повернулся и попытался оценить, какое сиденье могло бы использовать тень от тонкой колонны, разделяющей стену окна на две части. Полоса тени лежала слева от третьего стула в ряду, и он знал, что со временем она будет медленно приближаться к изголовью стола.Поэтому он рассыпал стопку папок на стол перед вторым стулом, сбросил куртку и занял место, бросив ее на стул. Затем он снова повернулся и направился к столовой в конце комнаты за чашкой кофе из фильтровальной машины.

Следующими были два агента, работавшие над делами, которые могли быть связаны с беспорядком, с которым имела дело Холли Джонсон. Они кивнули адвокату и увидели место, на которое он претендовал. Они знали, что нет смысла выбирать между четырнадцатью другими стульями у окна.Все они станут одинаково горячими. Поэтому они просто бросили свои портфели в двух ближайших местах и ​​выстроились в очередь за кофе.

«Она еще не здесь?» один из них сказал адвокату.

«Я не видел ее весь день», — сказал адвокат.

«Ваша потеря, да?» — сказал другой парень.

Холли Джонсон была новым агентом, но талантливой, и это делало ее популярной. В прошлом Бюро не доставило бы никакого удовольствия арестовывать тех бизнесменов, для преследования которых использовалась Холли, но времена изменились, и офис в Чикаго почувствовал к этому большой вкус.Теперь бизнесмены выглядели отморозками, а не солидными гражданами, и агентам уже надоело смотреть на них, когда они ехали домой на электричках. Агенты сойдут с поездов за много миль до того, как банкиры и биржевые маклеры окажутся где-то рядом с их дорогими пригородами. Они будут думать о второй ипотеке и даже о второй работе, и они будут думать о годах частной детективной работы, которую им придется вложить, чтобы увеличить среднюю государственную пенсию. А руководители сидели бы с самодовольными улыбками.Поэтому, когда один или двое из них начали падать, Бюро было достаточно этому рада. Когда единицы и двое превратились в десятки и двадцатки, а затем и в сотни, это стало кровавым спортом.

Единственный недостаток — это тяжелая работа. Наверное, сложнее прибить, чем что-либо еще. Именно здесь приезд Холли Джонсон облегчил жизнь. У нее был талант. Она могла смотреть на баланс и просто знать, было ли с ним что-нибудь не так. Было такое ощущение, что она чувствовала его запах. Она сидела за своим столом, смотрела бумаги, слегка наклоняла голову набок и думала.Иногда она думала часами, но когда перестала думать, она знала, что, черт возьми, происходит. Потом она все объяснит на кейс-конференции. Она сделала все так, чтобы все это звучало легко и логично, как будто никто не мог в этом сомневаться. Она была женщиной, добившейся прогресса. Она была женщиной, которая заставляла своих коллег-агентов чувствовать себя лучше в ночных электричках. Вот что делало ее популярной.

Четвертым человеком в конференц-зале на третьем этаже был агент, которому было поручено помогать Холли с доставкой и переноской, пока она не оправится от футбольной травмы.Его звали Милошевич. Небольшая рама, легкий акцент Западного побережья. Менее сорока, одетый в небрежно дорогой дизайнерский хаки, с золотыми шеей и запястьями. Он также был новичком, недавно переведенным в офис в Чикаго, потому что именно там Бюро обнаружило, что ему нужны финансовые люди. Он встал в очередь за кофе и оглядел комнату.

«Она опоздала?» он сказал.

Адвокат пожал плечами, Милошевич пожал плечами. Ему нравилась Холли Джонсон. Он проработал с ней пять недель после аварии на футбольном поле и наслаждался каждой минутой этого.

«Обычно она ни на что не опаздывает», — сказал он.

Пятым человеком был Броган, глава отдела Холли. Ирландский, из Бостона через Калифорнию. Молодая сторона среднего возраста. Темные волосы, красное ирландское лицо. Крутой парень, красиво одетый в дорогой шелковый пиджак, амбициозный. Он приехал в Чикаго одновременно с Милошевичем и был зол, что это был не Нью-Йорк. Он искал продвижения, которого, как он был уверен, заслуживает. Была теория, что появление Холли в его секции увеличивало его шансы получить ее.

«Она еще не здесь?» он сказал.

Остальные четверо пожали ему плечами.

«Я надеру ей задницу», — сказал Броган.

Холли была биржевым аналитиком на Уолл-стрит, прежде чем подать заявку на работу в ФБР. Никто не понимал, почему она внесла изменения. У нее были какие-то возвышенные связи и какой-то выдающийся отец, и было легко догадаться, что она хотела как-то произвести на него впечатление. Никто не знал наверняка, впечатлен старик или нет, но было ощущение, что он, черт возьми, должен.Холли была одной из десяти тысяч претендентов на свой год, и она оказалась в числе первых из четырехсот претендентов. Она утвердила критерии приема на работу. Бюро искало выпускников колледжей в области права или бухгалтерского учета или же выпускников более неубедительных дисциплин, которые проработали бы где-то по крайней мере три года. Холли прошла квалификацию во всех отношениях. У нее была бухгалтерская степень в Йельском университете, степень магистра в Гарварде и, помимо всего прочего, три года на Уолл-стрит. Она провалила тесты на интеллект и оценки способностей.Она очаровала трех обслуживающих агентов, которые поджаривали ее на ее главном собеседовании.

Она прошла проверку биографических данных, что было понятно из-за ее связей, и ее отправили в Академию ФБР в Куантико. Тогда она действительно стала серьезной. Она была в хорошей форме и сильна, она научилась стрелять, она убила курс на лидерскую реакцию, она выдала выдающиеся результаты в имитационных перестрелках в переулке Хогана. Но главным ее успехом было ее отношение. Она сделала сразу две вещи.Во-первых, она как можно больше поверила в этику Бюро. Всем было совершенно ясно, что это женщина, которая будет жить и умереть за ФБР. Но во-вторых, она сделала это так, чтобы избежать малейшего следа чуши. Она придала своему поведению оттенок легкого насмешливого юмора, который спасал людей от ненависти к ней. Вместо этого они полюбили ее. Несомненно, Бюро подписало новый крупный актив. Они отправили ее в Чикаго и сели, чтобы пожинать плоды.

ПОСЛЕДНИМ в конференц-зал на третьем этаже вошла группа мужчин.Тринадцать агентов и главный агент МакГрат. Тринадцать агентов собрались вокруг своего босса, который на ходу проводил своего рода скользящий обзор политики. Тринадцать агентов ловили каждое слово. В книге Макграт имел все преимущества. Это был человек, который побывал на вершине, а затем снова спустился в поле. Он провел три года в здании Hoover Building в качестве помощника директора ФБР, а затем подал заявление о понижении в должности и сокращении заработной платы, чтобы вернуть его в полевой офис.Это решение стоило ему десяти тысяч долларов дохода в год, но оно вернуло ему здравомыслие и принесло ему бессмертное уважение и слепую привязанность со стороны агентов, с которыми он работал.

Ответственный агент в полевом офисе, таком как Чикаго, подобен капитану большого военного корабля. Теоретически над ним есть люди, но все они в паре тысяч миль от него, в Вашингтоне. Они теоретические. Ответственный агент настоящий. Он выполняет свою команду, как рука Бога. Так смотрели на МакГрата в чикагском офисе.Он не сделал ничего, чтобы подорвать это чувство. Он был отстраненным, но доступным. Он был скрытным, но заставлял своих людей чувствовать, что готов на все ради них. Это был невысокий коренастый мужчина, пылающий энергией, из тех неутомимых парней, которые излучают полную уверенность. Типа парней, которые делают команду лучше, просто возглавляя ее. Его звали Пол, но его всегда звали Мак, как грузовик.

Он позволил своим тринадцати агентам сесть, десять из них спиной к окну и трое с солнцем в глазах.Затем он вытащил стул и воткнул его в изголовье стола, готовый для Холли. Он подошел к другому концу и подобрал для себя еще один стул. Сел боком на солнышке. Забеспокоился.

«Где она?» он сказал. «Броган?»

Руководитель секции пожал плечами ладонями вверх.

«Насколько я знаю, она должна быть здесь», — сказал он.

«Она кому-нибудь оставила сообщение?» — спросил Макграт. «Милошевич?»

Милошевич, остальные пятнадцать агентов и юрист Бюро пожали плечами и покачали головами.Макграт стал беспокоиться еще больше. У людей есть закономерность, ритм, как поведенческий отпечаток пальца. Холли опоздала всего на минуту или две, но это было так далеко от нормы, что звонили в колокола. За восемь месяцев он ни разу не заметил, что она опаздывает. Этого никогда не было. Другие люди могли опоздать в зал заседаний на пять минут, и это казалось бы нормальным. Из-за их рисунка. Но не Холли. В три минуты шестого дня Макграт уставился на свой пустой стул и понял, что возникла проблема.Он снова встал в тихой комнате и подошел к кладовке на противоположной стене. Рядом с кофемашиной стоял телефон. Он поднял трубку и позвонил в свой офис.

«Холли Джонсон позвонить?» — спросил он своего секретаря.

«Нет, Мак, — сказала она.

Итак, он протер колыбель и набрал номер на стойке регистрации двумя этажами ниже.

«Есть сообщения от Холли Джонсон?» — спросил он агента у двери.

«Нет, шеф», — сказал агент. «Я ее не видел».

Он снова нажал кнопку и позвонил на главный коммутатор.

«Холли Джонсон позвонить?» он спросил.

«Нет, сэр», — сказал оператор коммутатора.

Он взял телефон и указал на ручку и бумагу. Затем он снова заговорил с коммутатором.

«Дайте мне номер ее пейджера», — сказал он. «А ее сотовый телефон?»

В наушнике затрещало, и он начал нацарапывать числа. Выключили коммутатор и набрали номер пейджера Холли. Только что услышал длинный низкий тон, сообщающий ему, что пейджер выключен. Затем он попробовал номер мобильного телефона.Он получил электронный писк и записанное сообщение женщины о том, что телефон, по которому он набирает, недоступен. Он повесил трубку и оглядел комнату. Было десять минут пятого, понедельник, после обеда.

6

ШЕСТЬ ТРИДЦАТЬ На часах Ричера движение внутри грузовика изменилось. Шесть часов и четыре минуты они шли ровно, может быть, пятьдесят пять или шестьдесят миль в час, в то время как жара поднималась и спадала. Он сидел, раскаленный, раскачивающийся и подпрыгивающий в темноте, с колесной аркой между ним и Холли Джонсон, отсчитывая расстояние по карте в своей голове.Он прикинул, что их увезли миль триста девяносто. Но он не знал, в каком направлении они движутся. Если бы они двинулись на восток, они бы уже прошли через Индиану и почти вылетели из Огайо, возможно, только въехали в Пенсильванию или Западную Вирджинию. На юг, они были бы из Иллинойса, в Миссури или Кентукки, может быть, даже в Теннесси, если бы он недооценил их скорость. На запад, они будут продвигаться через Айову. Они могли бы обогнуть дно озера и направиться на север через Мичиган.Или прямо на северо-запад, и в этом случае они могут оказаться недалеко от Миннеаполиса.

Но они куда-то ушли, потому что грузовик замедлял. Потом был крен направо, как при съезде с шоссе. Слышался шум шестерен и удары о разбитый тротуар. Их обрушили на повороты. Костыль Холли скользила и раскачивалась из стороны в сторону по гребенчатому металлическому полу. Грузовик взлетал по склонам и спускался по склонам, останавливался на невидимых перекрестках дорог, ускорялся, резко тормозил, круто повернул налево, а затем четверть часа медленно ехал по прямой неровной поверхности.

«Где-то сельское хозяйство», — сказал Ричер.

Блинкен должен пойти на афганскую катастрофу, пытаясь похоронить свою уродливую правду

День 2 шоу Энтони Блинкена был хуже, чем День 1: свидетельствуя перед Сенатом на следующее утро после свирепого гриля в Доме, у него все еще не было четких ответов на основные вопросы о фиаско с уходом афганцев — только серое уклонение.

Даже многие демократы сильно пострадали. «Выполнение вывода американских войск было явно и фатально ошибочным», — сказал Сен.Боб Менендес (штат Нью-Джерси). «Этот комитет рассчитывает получить полное объяснение решений этой администрации по Афганистану с момента вступления в должность в январе прошлого года. Должна быть подотчетность ».

Но Блинкен, помощник Байдена в течение двух десятилетий провальной внешней политики, не взял на себя никакой ответственности, снова указав на команду Трампа за весь разгром и уклонившись от вопросов, которые могли бы выявить его собственную вину.

Передаст ли он комитету телеграмму Государственного департамента от 13 июля, в которой кабульские дипломаты предупреждали, что страна может быстро пасть после выхода США? Блинкен сделал паузу.Нет. Отказ от этого окажет «сдерживающий эффект» на будущих несогласных. Как?

Блинкен говорит осторожно, чтобы сказать. . . ничего такого. Другой сенатор отметил, что многие инсайдеры предупреждали о крахе Кабула; он плавно сказал, что у каждого правительства разные голоса: «одни наихудшие, другие — на лучшие, а третьи — посередине». Когда сенатор Джон Баррассо (R-Wyo.) Спросил более конкретно о сообщениях о том, что Государство просило Пентагон использовать перерывы при быстром выходе, Блинкен фыркнул: «Сенатор, я не собираюсь вдаваться в какие-либо внутренние обсуждения или обсуждения. что у нас было.”

Этот непревзойденный чиновник считает, что его настоящая роль — слушать других чиновников, а не принимать мудрые советы и не превращать их в действия. Когда сенатор Рон Джонсон (Род-Висконсин) сказал, что Блинкен «оторвался от реальности», если он считал, что «наши союзники по НАТО согласны с этим», Блинкен настаивал: «Мы учли все, что мы слышали от наших союзников, в нашем решении. -процесс изготовления ». «Фактор», но проигнорировал , так как эти союзники публично умоляли о продлении, чтобы выгнать своих граждан и союзников.

Он даже не стал бы рассказывать о том, что делает штат, чтобы справиться с последствиями. Когда сенатор Жанна Шахин (демократ от Нью-Йорка) попросила его рассказать подробнее о том, как работает команда Байдена, чтобы защитить девочек и женщин, которым угрожает опасность от талибов, Блинкен просто повторил свою болтовню, давшуюся уже несколько недель: «Мы работали над тем, чтобы сплотить людей. международное сообщество должно четко обозначить ожидания движения Талибана вперед, в том числе надежду, что он будет защищать права женщин, девочек и меньшинств ». Как будто террористы смеются не только над вилянием пальцами.

Поскольку бесчисленное количество американцев и союзников все еще находится во власти Талибана, стране нужен высокопоставленный дипломат, который может предложить больше, чем просто уклончиво. Но Тони Блинкен, как всегда, сосредоточен только на том, чтобы рассказывать своему боссу то, что он хочет услышать, в то же время подавляя все противоположное в море тумана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *